Юджин Эфуни: Украинское кинопроизводство требует коренных реформ

Юджин Эфуни

Юджин Эфуни работал над целым рядом американских, российских и украинских фильмов. Это даёт ему возможность смотреть на наше кинопроизводство как изнутри, так и со стороны. В эксклюзивном интервью CUT, Юджин рассказал о том, что необходимо изменить в украинском киномире, чтобы он стал ближе к статусу полноценной киноиндустрии.

Что бы вы посоветовали изменить в системе украинского кинопроизводства, чтобы у нас лучше пошли дела в этой сфере?

Во-первых, нужно реформировать образование. Пока что оно отсутствует. Всё, что касается режиссуры, продюсирования, сценарного мастерства, знания истории кино и ряда других кино специальностей – это всё просто чудовищно. Некоторые выпускники украинских киновузов не знают даже базовых вещей. Вместе с тем есть хорошие операторы и специалисты, например, по свету.

Во-вторых, к кинопроизводству здесь относятся не как к прибыльному бизнесу. Продюсеры закладывают свой основной заработок в бюджет. Отсюда следует чудовищное воровство, которое в отдельных случаях достигает 50-60% бюджета. Продюсеры нещадно обкрадывают собственные фильмы.

В-третьих, разные страны мира, ставя себе за цель развить кинопроизводство, принимают законы, которые упрощают создание фильмов. Например, налоговые возвраты. Такая схема давно и успешно действует во многих штатах США, Канаде, Ирландии, Новой Зеландии, Румынии, Австралии и многих других странах.

Вы планировали открыть в Украине киношколу…

Да, мне просто не хватает кино профессионалов для полного цикла производства, поэтому я и хотел бы вырастить специалистов, с которыми можно было бы создавать кино. Я понимаю, что по-другому, профессионалы здесь просто не появятся. Например, когда американские инвесторы открыли студию визуальных эффектов в Болгарии, то первым делом они организовали школу, в которой обучили специалистов, и в дальнейшем работали именно с ними.

Пока не хватало времени взяться за создание такой школы, и регулятивная база получения образовательных лицензий в Украине непростая, но рассчитываю однажды справиться с этим.

Как работалось с украинскими кинематографистами над «Ржевским против Наполеона»?

Во-первых, раздражало и мешало качеству проекта дикое воровство. А во-вторых, я столкнулся с абсолютным безразличием украинских партнёров и нежеланием приобретать новый опыт.

Специально для этого проекта мы привезли в Украину оборудование для съёмок 3D, стоимость которого достигла $900 тыс. Поэтому я предложил пригласить на съёмочную площадку интернов, которые бы в процессе съёмок научились работать с такими технологиями и в дальнейшем могли бы стать востребованными специалистами в съёмках 3D. На тот момент профессионалов по работе со стереоизображением в Европе было не много. Рынок был не заполнен, и у украинцев был шанс стать в числе первых в Европе, предлагающих 3D производственные сервисы.

К моему изумлению, пришло всего пять интернов, которые лениво провели пару часов на съёмочной площадке, не желали учиться и ничего толком не усвоили. А само оборудование после этого где-то застряло и больше нигде не использовалось.

Практически у каждой страны есть какие-то свои клише в кино. Украина сейчас находится в состоянии поиска своих киношных трендов. Какие темы стоит поднимать в нашем кино?

Конечно же, просто необходимо использовать Чернобыль со всем его негативным и печальным опытом – в разных жанрах, ужасах, драмах и даже комедиях. Вместе с тем, Украина – очень малоизвестная страна. Поэтому нужно снимать фильмы, в которых бы показывались самые интересные места страны, а также её жители. А нехватки этого в Украине нет.

На каком этапе сейчас находится работа над экранизацией романа Дмитрия Глуховского «Метро 2033»?

«Метро 2033» — это франчайз, состоящий из восьмидесяти книг и нескольких видеоигр, которые продаются по всему миру. Фильм, снятый на основе этого проекта, будет масштабным. Одним из его продюсеров является Майкл Де Лука (номинант на «Оскар» за «Капитана Филлипса», «Социальную сеть» и «Человека, который изменил всё» — ред.). Бюджет картины, скорее всего, превысит $100 млн. И в данный момент мы подбираем режиссёра для этого проекта.