Вячеслав Владимиров: Как финансируется независимое кино в США

Вячеслав Владимиров

Вячеслав Владимиров является партнером компании Aperture Media Partners, которая участвовала в финансировании многих успешных фильмов: «Иллюзия обмана 2», «Несносные леди», «Джон Уик» и «Три девятки». В эксклюзивном интервью Сut Insight Вячеслав рассказал, откуда в США берутся деньги на независимое кино, как они в итоге возвращаются, почему из всех фильмов, созданных в США, СНГ и Европе, до кинотеатров доходит лишь каждый десятый, и какую роль сегодня играют онлайн-кинотеатры.

Также Вячеслав является исполнительным продюсером фильмов «Прогулка по лесам», «Налетчики», «Инопланетное похищение» и «Ратчет и Кланк».

Сама формулировка «независимое кино» — достаточно размытая. Какие фильмы входят в эту категорию?

Многие считают, что «независимое» кино это синоним арт-хауса – небольшой фильм с глубокой творческой концепцией. На самом деле, многие успешные крупнобюджетные коммерческие фильмы являются независимыми. Например, всемирно известные прокатные хиты «Сумерки», «Неудержимые» со Сталлоне, «Падение Олимпа» с Бателером, «Джон Уик», «Механик» – это тоже независимое кино. В этих фильмах достаточно мало от арт-хауса. На самом деле «независимое» кино это не художественная или жанровая принадлежность фильма. Это просто кино сделанное вне студийной системы, не студией-мейджером.

Так как подобное кино делается вне студийной системы контроля, режиссер имеет больше возможностей получить свободу самовыражения, а темы фильмов более разнообразные. Отсюда общее впечатление, что независимое кино и артовое – это одно и тоже. Но в рамках студийной системы артистичность и свобода выражения не воспрещается. Просто подчас она доступна только уже состоявшимся успешным режиссерам, у которых более сильная переговорная позиция со студийным менеджментом. При этом независимое кино часто бывает далеко от какой-либо художественной ценности.

Главное же различие между студийным и независимым кино заключается в том, как оно финансируется. Студия самостоятельно обеспечивает полное финансирование и дистрибуцию фильма по всему миру. А бюджет независимой ленты привлекается из независимых источников: банковского финансирования, частных инвесторов, госсредств. Дистрибутируются такие фильмы независимыми компаниями в различных территориях. Иногда студия прибретает права на независимый фильм, и тогда его уже не отличить от студийного.

То есть всё кино США можно разделить на эти две категории: студийное и независимое?

С точки зрения бизнеса, наверное, да. Есть еще не совсем бизнес сегмент. Назовем его оппуртунистическое кино. Если кто-то очень состоятельный хочет снять кино несущее значимое для него общественное послание или просто хочет помочь кому-то близкому сделать актерскую или режиссерскую карьеру. Иногда, в таких случаях не всегда можно говорить о какой-то бизнес-логике и, часто, подобные проекты не идут в дистрибуцию, а остаются лежать на полке заказчика.

Вернёмся к студийному и независимому кинематографу. Как происходит поиск денег на независимый фильм в США?

Здесь возможны разнообразные варианты, но в очень общих чертах профессиональный процесс организации кинопроекта можно описать так: у продюсера появляется идея нового фильма, основанная на уже существующем произведении или же на оригинальной идее. Если произведение существует, то продюсер должен прибрести права на него. Затем он привлекает сценариста. Когда сценарий готов, продюсер договаривает с режиссёром и несколькими ключевыми актерами о принципиальном согласии делать данный проект. Таким образом формируется так называемы «пакет».

Дальше продюсер привлекает специализированную компанию – сейлз-агента, занимающуюся продажей прав на этот пакет. Сейлз-агент представляет проект на кинорынках. Крупнейшие кинорынки проходят в Берлине в феврале, в Каннах в мае, в Торонто сентябре и в Лос-Анджелесе в ноябре. Это такие большие ярмарки, где дистрибуторы со всего мира приобретают права на фильмы. Иногда ленты уже готовы, но крупные фильмы часто продаются на уровне пакета. Покупая фильм, дистрибутор не платит сразу всю сумму согласованной цены, а только небольшой депозит. Остальная сумма выплачивается, когда фильм уже готов. В обмен за эту фиксированную плату дистрибутор получает право монетизаци фильма на своей территории. За счет таких пред-продаж, а также государственных субсидий и финансируются многие независимые американские фильмы.

Бюджет картины может составлять, например, $20 млн., при этом на $12 млн. уже могут быть проданы права на её показы в других странах, еще до того как фильм пошел в производство. Еще часть средств может обещать вернуть через государственные субсидии в юрисдикции, в которой потрачена большая часть бюджета фильма. Но это не живые деньги, а обязательства на будущее. За живыми деньгами, обеспеченными этими обязательствами, продюсер и приходит к такой компании как моя. И после того, как мы договоримся, начинаются съемки.

А в финансировании студийного кино схема попроще…

Студии – это крупные компании с доступами к большим объёмам дешёвых денег. Поэтому мейджоры могут самостоятельно финансировать фильмы от начала и до конца. К тому же, у мейджоров есть собственная структура дистрибуции по всему миру, благодаря которой они могут сами организовать прокат во многих странах. Когда независимый фильм завершён, то он тоже вполне может быть дистрибутирован на отдельных территориях через систему студии-мейджора.

В европейской киноиндустрии продюсеры достаточно часто обращаются к госсредствам. А используют ли деньги из госбюджета американские продюсеры?

Да, в Европе существенную долю в финансировании кино обеспечивают государственные и квази-государственные фонды и гранты. В США тоже существуют локальные программы господдержки индустрии в виде налоговых возвратов. Но в США они более формализированны и не несут за собой особых условий по содержанию фильмов. В Европе есть схожие программы, а также те, где более жестко задаются рамки того о чем должно быть кино, существует культурный тест.

Ну, а такие фильмы, как «Спасти рядового Райана» или «Линкольн» Спилберга, в которых зашкаливают патриотические чувства? В Европе подобное кино не только финансируется, но и инициируется государством.

В США есть естественный запрос зрителя на патриотическое кино. Создание подобных фильмов там диктуется бизнес-логикой, а не госзаказом, ведь зрители готовы голосовать долларом за фильмы, прославляющие национальных героев. Конечно, военно-морские силы США, как например в фильме «Лучший стрелок» с Томом Крузом, предоставят доступ к своему авианосцу, если фильм показывает военных с лучшей стороны. Для полностью контрактной армии США это дополнительная реклама. Но подобный фильм будет задуман не по заказу военных, а просто потому, что зрителю интересна история про людей на авианосце. И профинансирует такой фильм кино-бизнес.

Основной вклад государства в патриотическое кино – это создание хороших условий жизни и работы в стране. Тогда гражданин страны – он же зритель – будет ей гордиться и захочет эту страну, и живущих в ней людей, видеть на экране.

Как выглядит структура бюджета независимого американского фильма?

Это очень сильно зависит от размера бюджета и востребованности проекта на рынке. Горячий проект с разумным бюджетом может на 100% финансироваться за счет банковских кредитов. Оппуртунистическое кино бывает на 100% финансируется частными инвесторами. В среднем профессионально собранное кино до 60-80% финансируется за счет долговых ресурсов под залог прав и госсубсидий. А остальное составляют капитальные инвестиции от кинокомпаний или инвесторов, специализирующихся на кино.

Многие считают, что основным источником возврата средств, вложенных в прокатный фильм, является кинотеатральный бокс-офис. Но на самом деле, какую долю составляет доход от показов ленты на широких экранах?

Это зависит от проекта. Многие фильмы вообще не имеют кинотеатрального проката – в год производится гораздо больше фильмов, чем у зрителей есть возможность посмотреть в кинотеатре. Наши возможности как зрителeй ограничены физически, тем временем которое у нас есть. Мало кто ходит в кино хотя бы раз в месяц. В году 52 недели и фильмы обычно выпускают в широкий прокат на выходные по 3-4 проекта за раз. Получается, что только около 200 фильмов имеют теоретический шанс попасть в широкий прокат. При этом только в США, Европе и СНГ производится наверно около двух тысяч фильмов год.

В итоге, большинство фильмов зарабатывают вне театрального проката в других, так называемых «окнах дистрибуции»: домашний просмотр (DVD, прокат, онлайн покупки), платное и бесплатное ТВ и онлайн подписка (SVOD). Еще реализуются специализированные права на дистрибуцию в отелях, круизных лайнерах и в мобильных сетях.

Что касается фильмов, вышедших в широкий прокат, то очень-очень условно можно сказать, что на развитых рынках они зарабатывают примерно треть дохода в кинотеатральном прокате, треть от домашнего просмотра и треть от телевидения и всего остального. Но это очень сильное обобщение. Случается так, что фильм провалился в прокате, но заработал огромные деньги на DVD или ТВ. Эту категорию фильмов часто называют «культовые фильмы». Примеры подобных фильмов — «Бойцовский клуб» Финчера или «Донни Дарко» Келли.

В последние годы онлайн площадки начали скупать права на показы фильмов так же активно, как прокатчики, ориентированные на кинотеатры. Яркий пример тому – Netflix, который скупил права на показ целого ряда новинок последнего Каннского кинофеста. Действительно ли доход от показа фестивальных фильмов на онлайн площадках сравнился с доходом от показа в обычных кинотеатрах?

Каждый фильм уникален, так что сложно сравнивать доходы фильма, выпущенного в прокат, с доходами фильма, показанного на онлайн площадке. И там, и там фильм может провалиться; и там и там фильм может получить большой успех. Я думаю, что большинство авторов кино хотят, чтобы их фильм увидело как можно больше зрителей. С этим желанием они вступают в кинопроцесс и вкладывают годы своей жизни в создание своего творческого продукта. Но, как я уже сказал, фильмов производится больше, чем есть места в кинотеатрах.

Netflix, Amazon и прочие онлайн платформы в начале их истории представляли из себя площадки для тех фильмов, которые не попали в кинотеатры или уже там прошли. Эта стигма в определенной степени существует до сих пор. Так например, в этом году Fox Searchlight купил права на фильм Нэйта Паркера «Рождение нации» за $17,5 млн, когда, по слухам, Netflix предлагал за фильм $20 млн. Продюсеры предпочли традиционного дистрибутора в расчете на широкий кинотеатральный прокат – возможность достичь большую аудиторию. Широкий релиз также означает большие затраты на рекламу, больше упоминаний фильма в медиа, билборды с именам создателей. Индустрией часто движет эго и желанием личной славы – это очень важные факторы.

Но восприятие онлайн-дистрибуции постепенно меняется. Рост количества подписчиков позволяет сегодня лидирующим площадкам тратить на контент суммы, сравнимые со студиями. Качество фильмов и затраты на маркетинг значительно возрасли. Сегодня произведенные Netflix и Amazon сериалы («Карточный Домик», «Наркос», «Очевидное») и фильмы («Безродные звери») наминируются на Эмми и Золотой Глобус. Netflix инвестирует $90 млн в следующий фильм Девида Эйра с Уиллом Смитом в главной роли. Если проехаться по Лос-Анджелесу, то можно увидеть много наружной рекламы фильмов, выпускаемых только на Netflix. Масштаб маркетинговых компаний сравним с крупными блокбастерами. Так что престиж альтернативной дистрибуции будет неуклонно расти.