Валентин Васянович: «У документалистов несколько иное отношение к морали»

Валентин Васянович

Работа над «Сумерками» началась с того, что корове отрубили голову, а закончилась стационаром в больнице. О том, как снималась одна из сильнейших отечественных документальных лент последних лет, рассказывает ее режиссер Валентин Васянович. 

У героев «Сумерек» несколько специфическое отношение к смерти…

Однажды тетка Мария рассказала мне, что единственная ее корова должна была вот-вот отелиться. Однако что-то пошло не так и теленок не мог родиться. Нигде в соседних селах не было ветеринара и помочь корове было невозможно. «Так я взяла топор, ей голову отрубила — и все», — завершила она рассказ… Тогда у меня и родилась идея снять эту документалку. В селе люди сталкиваются со смертью каждый день, поэтому и отношение к ней совсем другое. В целом этот фильм о том, что люди в ожидании смерти ведут себя достойно.

Как сложилась дальнейшая судьба Марии, матери Саши?

После смерти Саши у Марии начался нервный срыв. Ей очень тяжело и сейчас она в больнице.

Когда я смотрел фильм, то часто возникало желание каким-то образом перепрыгнуть на другую сторону экрана и помочь персонажам. Когда бабушка пытается рубить дрова, несет полное ведро с молоком по скользкой дорожке… Вы же в этот момент стояли рядом — не возникало желания отбросить камеру и помочь им?

Я хотел снять фильм, который бы создавал эффект абсолютного присутствия зрителя в истории. Судя по вопросу — удалось… Есть такое мнение среди кинематографистов, когда тебе хочется выключить камеру, потому что неудобно быть свидетелем происходящего — именно в этот момент и начинается настоящее кино. У кинематографистов, а тем более в документалистов, несколько иное отношение к морали.

Сколько было отснятого материала для фильма?

Примерно 20 часов, из которых в результате был смонтирован один час. Для съемок фильма-наблюдения это немного. Мне немного повезло, ведь герои ленты — мои родственники, о которых я снимал уже не первый фильм. Они появлялись в моей картине «Старые люди» (2001). Я намеренно не ищу героев для своих документальных фильмов. Они странным образом сами появляются в моей жизни. Например, гончар, о котором я снял «Против солнца», — брат моего оператора. Хочется, чтобы и в дальнейшем герои для документалок появлялись сами собой. Но они, к сожалению, заканчиваются… (улыбаясь — А. Ф.)

Определенные сцены «Сумерек» озадачивают своей откровенностью. Показывать свои чувства и эмоции на камеру могут далеко не все люди, даже если их снимает родственник.

Да, например, сцена, в которой Мария вставляет пластинки в трансформатор, а слепой Саша сидит рядом и объясняет, как это надо делать. Когда я это снимал, то долго следил за их работой, но ничего интересного не происходило. Потом у меня зазвонил телефон, и я отошел поговорить. Увидев, что меня нет рядом, они начали ссориться и даже посылать друг друга. Поэтому сцена была снята как-то сама собой — этого трудно достичь в кино.

В предыдущие два года вы приезжали на ОМКФ со своими игровыми полнометражными лентами «Обычное дело» и «Креденс». Знаю, что они задумывались, как начало цикла из пяти фильмов. События каждого из них должны разворачиваться в разных украинских городах. Первые две картины рассказывают киевскую и львовскую истории. О каком городе пойдет речь в следующей части?

Я не зацикливаюсь на этой форме из пяти частей. Когда я придумал ход о разных городах Украины, то хотел подчеркнуть, насколько разные люди живут в нашей стране, насколько отличаются их ценности и менталитет.

© Антон Филатов

Добавить комментарий