Украина на Венецианском кинофестивале: Летопись

По сравнению с Берлинским и Каннским кинофорумами, которые вместе с Венецианским составляют правящий триумвират европейских кинофестивалей, на последнем отечественные ленты появляются крайне редко.
За всю историю Независимости всего четыре наши картины показывались в рамках Мостры.
Впервые наш флаг появился на острове Лидо, где проходит кинофорум, в 1992 году. Тогда показывался фильм Андрея Дончика «Кислородный голод». Картина была отмечена призом Ассоциации итальянских кинокритиков.
В основу сценария фильма были положены ранние армейские рассказы Юрия Андруховича, на пару с которым режиссер и написал скрипт.
События ленты разворачиваются в советской армии. В одной из военных частей «деды» зачитали приказ о демобилизации, после чего начали издеваться над молодыми. Последним пришлось долго терпеть произвол дембелей. Но нашелся один рядовой по фамилии Билык, который отказался приспосабливаться под идиотские приказы старших. На это сержант Кошачий отреагировал очень просто: «Я тебя трогать не буду. Такие, как ты — у нас самые вешаются».
Через отношения рядового Билык и сержанта Кошачего в ленте показывается вся палитра патологического идиотизма советской армии: от тупых приказов высших чинов — до еще более тупых методов их выполнения рядовыми.
Лента наполнена атмосферой декаданса, психоделичности и отчаяния, что характерно постсоветским фильмам начала 90-х годов. Настроение фильма усиливается общим депресняком, в котором безнадежно застряли все его ключевые персонажи.
«Кислородный голод» является одним из главных украинских фильмов 90-х. Начавшись на Мостре, его фестивальная судьба продолжилась на многих других кинофорумах.
В течение 90-х ни один другой отечественный фильм на Венецианском кинофестивале не показывался. Только в 2001 году лента Тараса Томенко «Тир» попала в конкурс короткометражных фильмов, где была отмечена премией Arte-France.
Простой и страшный сюжет «Тира» рассказывает о бездомном мальчишке, которого играет бездомный Филипп Добрянский. Он ночует в подвалах и мечтает выиграть миллион, попав в мишень в тире. Кроме тира — он регулярно заглядывает в Дом творчества, где репетирует Балерина, за которой он может наблюдать часами. Однажды, попав в сложную мишень, мальчишка не получает ничего кроме улыбки Деда, владельца тира. И тогда следующая пуля достается самому Деду.
«Тема детей-бомжей задела меня давно. Это очень интересная проблема: человек, только формируется, а уже оказывается в критических условиях», — прокомментировал режиссер свою работу.
В этой ленте беспощадно точно показано вульгарные реалии уличной жизни. В главном герое многие из наших современных бездомных мог узнать самих себя. Большинство наших соотечественников так или иначе относятся к «поколению разбитых мечт», которое олицетворяет протагонист короткометражки. Собственно и сам Тир в ней показан, как аллегория на тогдашние реалии, где человек-человеку — мишень.
Наверное, такой натуралистически-мизантропичный сюжет показался европейским кинокритикам показательным для характеристики восточноевропейских реалий. Насколько сюжет этой картины чернушный – настолько оптимистична фестивальная судьба этой картины.
Французский телеканал ARTE приобрел права на его короткометражки. На Берлинале фильм отметили призом Нью-Йоркской киношколы. На питерском кинофоруме «Послание человеку», киевской «Открытой ночи» и дублинском Kerry Film Festival — дипломами. А на Инском МКФ (Польша) — премией за лучший зарубежный фильм.
В 2005 году вне конкурса Мостры был показан «Настройщик» Киры Муратовой. Хотя даже если бы картина была в конкурсе и получила награды — эти статуэтки не омрачили бы собой дюжину других не менее значимых призов. Среди последних были три премии Российской киноакадемии «Ника», Гран-при кинофорумов в Висбадене, Алма-Ате и др.
«Настройщик» снят по мотивам мемуаров известного российского детектива царских времен Аркадия Кошко. Это добродушная ироническая история о застенчивом человеке, которые, хорошо понимая, что ему лгут на каждом шагу, продолжает верить во всю эту ложь.
В центре сюжета — настройщик роялей Андрюша. Сам себя он считает самым счастливым человеком на свете, ведь он влюблен в самую прекрасную женщину — Лину. К тому же эта любовь — взаимна. Однако Андрюша очень бедный, а Лина привыкла жить в роскоши. И это делает его одним из самых несчастных людей. Своим честным трудом ему не удается заработать много. Желание получить побольше денег заставляет его переступить роковую черту и пойти на кражу, а впоследствии и на убийство.
Ни в одной из около 20 своих предыдущих лент Кира Муратова не показывала поцелуй. По словам самого режиссера, она никогда не встречала в кино поцелуев, которые ей нравились. Поэтому она и решила, наконец, снять его так, как ей того хотелось.
В 2011 году на острове Лидо была показана лента Михаль Боганим «Земля забвения», которая принимала участие в программе дебютных фильмов, однако осталась без наград.
Во франко-украинской «Земле забвения» эксплуатируется тема Чернобыльской катастрофы. Это, наверное, и сыграло существенное значение в том, что эту посредственную картину приняли на столь престижный кинофорум. Ведь игровые фильмы о Чернобыле до сих пор остаются редкостью.
События фильма начинаются 26 апреля 1986, в день аварии на ЧАЭС. Личная трагедия главной героини Ани накладывается на катастрофу всего мира. Человечество свято верило в технологический прогресс, который бы улучшил их жизни. Но однажды он обернулся для всей планеты страшным горем. Так же и протагонистка картины надеялась, что ее жизнь после свадьбы изменится к лучшему. Однако праздник пришёлся на день взрыва на АЭС и в день свадьбы она стала вдовой.
Картина снималась в Светлодарске, Славутиче, Славянске, Одессе, Киеве, и в самой зоне отчуждения.
Больше украинские фильмы в рамках Мостры не показывались. Однако есть еще два следа отечественного кинематографа в Венеции. В 2013 году пятиминутный видеоарт Оксаны Чепелик «Венецианские стансы» были отмечены на этом кинофоруме премией параллельной программы Cinemadamare (Кино у моря).
А в 2014 году во время пресс-конференции по поводу открытия 71 Венецианского кинофестиваля организаторы оставили пустыми два стула, предназначавшиеся Олегу Сенцову и иранскому кинематографисту Махназ Мохаммади.
Директор кинофорума, таким образом, хотел привлечь внимание общественности к сфальсифицированным уголовным делам этих режиссеров. «К сожалению, такое все еще происходит», — отметил он.
Среди украинских фильмов, которые показывались на Венецианском кинофестивале прослеживается закономерность: более оптимистичные отечественные фильмы на Мостре призов не получали, зато декадентские картины о патологиях, разврате и падении — отмечались.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.