Три «Тени забытых предков», прошедших сквозь смерть

Тіні забутих предків

Во время съемок «Теней забытых предков» Сергей Параджанов пытался достичь максимальной правдоподобности буквально в каждой сцене. Все реплики были написаны на гуцульском диалекте, элементы реквизита собирались просто в местных хатах, а когда снималась сцена похорон отца главного героя — были приглашены настоящие бабы-плакальщицы.

— Все готовы? Камера! Мотор! — Скомандовал Параджанов, когда уже были подготовлены декорации этой скорбной сцены, и плакальщицы расселись вокруг гроба. Однако бабы не обронили и слезинки, а вместо громких причитаний на съемочной площадке повисло растерянное молчание.

— В чем дело, что не так? — Спрашивает режиссер.

— Гроб пустой … — только и ответили бабы-плакальщицы.

Параджанов распорядился, чтобы ассистент лег в гроб. Однако и после этого бабы продолжали молчать.

— Что такое?!

— Он молод. И зовут его не Петр — ответили плакальщицы, которые пришли оплакивать именно Петра.

Однако и после того, как съемочная группа нашла старика с необходимым именем, и уговорила его лечь в гроб, бабы продолжали молчать.

— Ну, а этот уже чем вас не устраивает?

— Он дурной — только и сказали бабы, отказываясь плакать над плохим человеком. Ведь их слезы были настоящими, а не бутафорскими.

Ярость и восторг сплелись в душе Параджанова после этой фразы. Он остановил съемку и скомандовал всем найти хорошего старца по имени Петр. Через несколько часов помощник режиссера таки привез деда по имени Петр, которого уважала вся округа. Когда его положили в гроб, бабы заголосили так, что их не удавалось успокоить даже после того, как закончился съемочный день.

Этот эпизод с тремя покойниками со съемок «Теней забытых предков» стал символическим для трех ключевых авторов ленты: Сергея Параджанова, исполнителя главной роли Ивана Миколайчука и оператора Юрия Ильенко. Ведь каждый из них во время работы над этим шедевром пережил свою символическую смерть, после чего возродился уже совершенно другим художником.

До того, как началась работа над этой лентой, Параджанов уже снял восемь посредственных фильмов. Пересмотреть их сегодня хватит сил только отчаянным киноманам. Поэтому когда начались съемки «Теней …» никто и подумать не мог, что этот режиссер способен создать настолько впечатляющую ленту. Впоследствии все свои предыдущие фильмы Параджанов назвал просто «мусором». Ведь именно в этой ленте впервые проявился его авторский стиль и феерическая энергетика, которую он активно развивал в своих последующих шедеврах.

«Прелюдией к настоящей жизни» назвал все свое творчество до «Теней …» и Юрий Ильенко. В этой картине он значится только как оператор. Однако в постановке отдельных сцен он участвовал наравне с самим режиссером. Самобытная эстетика этого фильма заложила основы поэтического кинематографа, которым Украина прославилась на весь мир. Ну, а Ильенко сегодня признан одним из его апостолов.

Творческое перерождение во время работы над картиной пережил и Иван Миколайчук. Хотя на момент съемок он был только студентом — уже после самой премьеры ленты его провозгласили великим актером. «Одной этой роли было бы достаточно, чтобы его вспоминали, как одного из крупнейших украинских актёров ХХ века», — рассуждают современные кинокритики.

«Он был особенный, народный, настоящий, любимый. Я не знаю более национального народного гения… До него таким был только Довженко», — впоследствии рассказывал Параджанов о Миколайчуке.

Вместе с перерождением этих трех гениев отечественного кинематографа — в 60-е годы ХХ века возродился и весь отечественный кинематограф. А «Тени забытых предков» стали точкой отсчета новой эры в нашей культуре. Эры, которая так и остается до сих пор мощнейшим периодом в истории украинского кино.

Добавить комментарий