Тихой сапой Вавилон строится

володимир тихий
В 2014 году в украинских кинотеатрах были показаны сразу три ленты, режиссером в которых выступил Владимир Тихий. Весной в прокате появилась его игровая работа «Зеленая кофта», а осенью — документальные картины «Наша Надежда» и «Сильнее чем оружие». Последние две сняты в рамках проекта «Вавилон 13», инициатором и вдохновителем которого выступает Тихий.
А начинался проект c того, что 1 декабря 2013 года, когда в центре Киева собралась неисчислимая толпа сторонников евроинтеграции, режиссер вместе со своими коллегами просто пошел поснимать людей. Очень скоро проект разросся до настоящего события в мире отечественного кино. На сегодня «Вавилон 13» выпустил уже более 180 короткометражных лент, роликов и телефильмов, которые собрали более шести миллионов просмотров на YouTube.
Вырвав Владимира из сверхнасыщенного ритма, в котором он активно снимает новые и новые ленты, мы расспросили его о том, какие фильмы ждать от «Вавилона 13» в ближайшее время, как работается кинематографистам в зоне АТО, каким будет новое украинское кино и что делать с его непосредственным врагом — российскими сериалами.
В течение 2014 года в рамках проекта Вавилон 13 вы выпустили несколько средне- и полнометражных лент. Продолжите ли вы выпускать большие фильмы и в 2015 году?
Да, один из больших фильмов готовит Слава Пилунский — он проследил за жизнью шестерых героев от зимы до зимы. Сейчас уже проходит монтаж картины. Лора Артюгина делает кино о батальоне «Донбасс». Кроме того, еще один наш режиссер, и он же оператор, провел четыре дня в донецком аэропорту. Из этого материала он готовит пятидесятиминутный фильм. Он уже месяц возится с монтажом этой ленты, и, думаю, уже скоро ее можно будет увидеть. Однако это далеко не все, что мы готовим…
А как насчет ваших собственных фильмов?
Сейчас я работаю над документальным полным метром «Пленники». Это фильм о том, как двое мужчин знакомятся утром 20 февраля на Майдане, во время расстрелов. Обсуждая кто и для чего стреляет по людям, они не находят общего языка. В результате они сильно подрались. И сейчас один из них хочет найти другого, чтобы расставить все точки над «і».
В ленте будут игровые реконструкции событий. Это достаточно дорогой процесс и я надеюсь на частичное госфинансирование. Кроме того, этим фильмом заинтересовались несколько скандинавских фондов, поэтому, наверное, деньги на его создание мы найдем. Летом планирую закончить работу над ней и отправить на фестивали. А уже, наверное, зимой следующего года картина выйдет на экраны.
Кроме того, я сделал десятиминутную фэнтезийную короткометражку «Старичок». По своему стилю она пародирует ленты 20-х годов. Ее премьера также состоится в этом году.
Во многих фильмах Вавилона 13 отсутствуют титры, и не известно, кто именно над ними работал.
На создание титров обычно уходит около недели. Согласование всех имен, их правописание… — все это отнимает достаточно много времени, а в результате в этом нет такой уж большой необходимости. Ведь в Интернете титры почти никто не читает. Если же зрителя заинтересует авторство определенной короткометражки, то он сможет это просто прочитать в подписи под видео.
Рабочий процесс у нас организован достаточно гибко и если кто-то что-то не доделал, то другой это подхватывает и заканчивает. Для украинских кинематографистов очень характерно не доводить дело до конца и бросать все на полпути. Например, над последним на сегодня вавилонским полным метром «Сильнее чем оружие» работало около 50 человек.

Все, что было снято в Вавилоне 13 финансировалось преимущественно из собственного кармана кинематографистов, а также с помощью краудфаундинга. Если подвести итоги – сколько было вложено в этот проект в течение всего времени его существования?
Многое в этом проекте было сделано на энтузиазме. Во многих случаях нам просто помогали, не требуя за это никакой оплаты. Кроме того, часто мы берем технику и аппаратуру не в аренду (за деньги), а бесплатно у своих друзей и знакомых. Если же говорить о реальных деньгах, которые были непосредственно потраченные на проект, то это около 100 тыс. грн. Если же попытаться учесть все то, что не было оплачено реальными деньгами, то это, пожалуй, потянет на 500 тыс. грн.
Фильмы Вавилона 13 активно показываются во многих городах Украины. Как их воспринимают в различных регионах? Не создавались ли препятствия показам, как это было с альманахом «Межигорье», в котором вы также принимали участие. Ведь «Межигорье», наверное, ни разу не был показан без сопротивления и каких-либо проблем?
Драматические ситуации случаются, когда фильмы Вавилона 13 показываются на территориях, освобожденных от ДНР или ЛНР. Люди из этих краёв достаточно неожиданно реагируют на наши ленты. Начинают смеяться в тех эпизодах, где зритель, условно говоря, из нашего региона, никогда бы не засмеялся. Но к открытой агрессии со стороны таких зрителей, к счастью, не доходило.

Лора Артюгина поехала в городок Николаевка, где организовала помощь местной школе. Этот город был освобожден, однако там нет ни одного украинского военного. И когда она предложила тамошним подросткам посмотреть кино с нашего проекта, то они категорически отказались, сказав, что это пропаганда. В тех краях можно встретить детей, которые гордятся, что их родители сепаратисты.
Ирэна Карпа выпустила свои анимационные короткометражки о ватниках, в которых высмеивала сепаратистов. В ответ на это представитель самопровозглашенной власти ДНР подписал указ о том, что Карпу надо судить по законам военного времени. В вашу сторону не появлялось подобных заявлений со стороны сепаратистов?
Конечно, наши фильмы настроены отнюдь не в сторону России. Однако в них совсем нет пропаганды. Однажды под судом, где должны были судить беркутовцев, я подошел к одному из бойцов этого спецподразделения, чтобы взять у него интервью. И он очень спокойно отреагировал на то, что я из Вавилона 13. То есть, если голова у человека не забита информационным мусором – он додумается, что в наших фильмах нет совершенно никакой агитации или пропаганды.
У украинских военных пока больше отчаяния или надежды?
Даже среди тех людей, которые сознательно пошли на фронт защищать родину, чувствуется определенная деморализация. Что уж говорить о тех, кто ушел в армию еще до Майдана и сегодня оказался на передовой. Ведь последние еще какой-то год назад даже не подозревали, что когда-то придется участвовать в реальных боевых действиях. И первые, и вторые очень устали. Однако первые при этом не понимают, почему наша армия не идет в контрнаступление. А вторые занимаются вопросами — почему им не платят большие деньги за службу и почему им вовремя не приходит замена.
Кстати по ту сторону линии фронта — та же ситуация. Недавно я общался с нашими опытными военными, которые проводят вылазки в тыл врага. И они мне сказали, что уже больше двух месяцев не видели ни одного сепаратиста. Абсолютно все, с кем приходится воевать — это кадыровцы и русские военные. При том среди последних нет срочников или контрактников. Это все профессиональные военные.
Приходится ли вашим кинематографистам носить оружие?
Нет, что вы… Нам едва удается получать каски и бронежилеты. А оружие к тому же создает дополнительную опасность. Если у тебя увидят оружие и при этом не поймут, кто ты такой — тебя просто убьют. К счастью, ни один из вавилонян не пострадал в зоне АТО, если не учитывать, что однажды наш оператор попал под обстрел «Градов» и был контужен.
Постоянно ли ваши кинематографисты присутствуют в зоне АТО?
Да, они там постоянно. Однако они не всегда в экстремальных зонах.
В фильмах Вавилона обычные люди часто рассказывают о событиях прямо на камеру. Однако далеко не все умеют держаться перед объективом. Часто ли люди отказываются говорить на камеру?
Случается. Люди, которые сейчас находятся в зоне АТО, нередко боятся попасть в медийное пространство. Так в свое время было и с майдановцами. Часто они отказываются от съемок, аргументируя это тем, что они не хотят, чтобы их увидели родственники.
Показываются ли ленты Вавилона 13 в России?
Иногда, в формате закрытых показов. Но это в основном Москва и Санкт-Петербург. Ну, а чтобы показывать наши фильмы по оппозиционному телевидению — наши северные соседи до такого еще не дозрели.
А как насчет отечественных телеканалов?
Отношение многих наших телеканалов к событиям последней зимы существенно изменилось в течение этого года. Соответственно, они стали больше интересоваться нашими лентами. Если в начале Майдана наши фильмы показывал только один канал, то сейчас — около пяти.
Все короткометражки Вавилона 13 вы выложили в свободный доступ. Будете так же выставлять и полнометражные фильмы проекта? 
Конечно. «Зима, что нас изменила» — уже есть в Интернете. А весной мы выложим и «Сильнее чем оружие».

Как изменился украинский зритель после Майдана?
Майдан стал для нас социально-культурной революцией. Это был процесс созревания — люди начали осознавать себя уже не как «функцию» в какой-то системе, а полноправными «персоналиями». Начали брать ответственность сами за себя, хотя это не всем удается. Начало активно формироваться культурное пространство. А телевидение в таких условиях день за днем теряет свои позиции. Люди все активнее переходят в Интернет.
Почему российские сериалы остаются настолько популярными среди украинцев даже после событий 2014 года?
Мы все — родом из посттоталитарного общества, где люди привыкли, что их кто-то куда-то ведет. Частично эту функцию брало на себя телевидение, навязывая определенную точку зрения. В советское время зрители верили в сакральность и правдивость кино, даже если понимали, что его делают кретины, как видно из российских сериалов. Они были не способны найти альтернативу и пойти в другую сторону.
После развала СССР долгое время российские ленты были чуть ли не главным фактором в формировании мировоззрения украинского зрителя. Ведь Москву продолжали показывать, как центр вселенной, а ментов — как «рыцарей справедливости», которыми они на самом деле не являются. В проекте Вавилон 13 мы стараемся снимать такие фильмы, которые бы не навязывали свою точку зрения, а заставляли зрителя рассуждать самостоятельно.
Российские продюсеры долгое время активно снимали фильмы в Украине. Но за последний год закрыли свои проекты. Найдется ли работа украинским кинематографистам, которые обслуживали российские ленты?
Трудоустроить их в современном украинском кино — все равно, что взять человека, который всю жизнь торговала на базаре, и перевести в магазин элитных брендов. То, что полезно для российских сериалов — вредно для украинского кино. Российские сериалы формировали в умах тотальный цинизм, который сегодня продать нельзя. Думаю, поэтому многие просто покинут работу в кино.
Как повлияет на украинский кинематограф запрет российских сериалов?
В ближайшие годы тщетно ожидать взлет украинского телепроизводства. Наши телеканалы привыкли работать, как «торгаши», ничего своего не производя, а только перепродавая. Собственное производство — это очень медленный процесс, который не может гарантировать быструю прибыль. Есть, скажем, польский и турецкий телеконтент. Приобрести права на него дешевле, чем снимать что-то свое.
Выходит, украинского кино станет меньше?
Я бы не относил телефильмы к разряду кино. Сериалы, которые показывались нашим зрителям, были асоциальны. Они были не функциональны в плане необходимости — нашим людям навязывались чужие ценности. Украинский зритель не узнавал в этих фильмах реальность, в которой живет. Такие ленты были просто фоном, который отвлекал от собственных проблем и собственной жизни. А сегодня закладывается фундамент нового культурного пространства. И надо научиться доносить до зрителя именно те идеи, которые его непосредственно беспокоят. Например, борьба с безработицей, мировоззренческий разрыв нового поколения с теми, кто сформировался в советское время, и тому подобное. А это требует не только времени и денег, но и полного переформатирования мышления — когда люди начнут полагаться, прежде всего, на самих себя.
У нашего зрителя еще не сформировалось правильное представление о документальном кино, под которым он обычно понимает кино о природе, или телепередачи о российских звездах. Большинство не понимает, зачем идти в кинотеатр ради документального кино. Зрителя приводит в кинозал, прежде всего, социальная актуальность. Надеюсь, в Украине в ближайшее время сформируется аудитория, которая будет ходить именно на документалки.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

4 × 4 =