«С для Стэнли»: Обратная сторона Кубрика

«С для Стэнли»: Обратная сторона Кубрика

Одним из настоящих событий в мире документалистики этого года стала лента Алекса Инфасцелли «С для Стэнли» («S Is for Stanley»). Картина рассказывает об эмигранте Эмилио Д’Алессандро, водителе и личном помощнике Стэнли Кубрика. Критики отмечают, что это первый в истории фильм, показывающий творчество известного режиссёра со столь неожиданного ракурса. Эмилио возил Кубрика в течение 30 лет и непосредственно участвовал в создании четырёх фильмов мастера, которые сегодня признаны шедеврами. Эмилио показывается здесь своего рода оруженосцем, всегда приходившим на помощь режиссёру-идеалисту, который покорял мельницы и новые горизонты.

Картина уже была отмечена премией «Давид Ди Донателло» (итальянский «Оскар») за лучший документальный фильм.

О том, что сближало Кубрика с Эмилио, и как создавался фильм, в эксклюзивном интервью Cut Insight рассказывает продюсер картины Инти Карбони.

Как долго вы работали над этим фильмом?

С того момента, когда мы начали обсуждать идею снять такую ленту и до премьеры прошло около трёх лет. Переговоры о покупке прав на экранизацию книги «Стэнли Кубрик и я», которую написал Эмилио, а также написание сценария на её основе заняло около года. Затем много сил потребовалось на приобретение прав на архивные материалы. А когда всё необходимое для фильма уже было у нас – мы долго редактировали сценарий, чтобы отыскать душу этой истории.

Как финансировался фильм?

Это абсолютно независимое кино. Поэтому в графике работы над лентой были большие перебои. Но сейчас я уверен, что все эти трудности пошли лишь на пользу ленте.

В этом фильме вы показываете в какой-то мере «обратную сторону» Кубрика. Изменилось ли ваше личное отношение к этому режиссёру после работы над этой лентой?

По мере того, как мы углублялись в биографию Эмилио и самого Кубрика, мы всё больше и больше узнавали о личных качествах великого режиссёра. Обычно на таких персоналий смотришь сквозь призму их творений. Однако в материале, который мы собирали для своего фильма, мы распознали страхи, эмоции и мечты Кубрика. Конечно, с такого ракурса он раскрылся несколько по-другому.

Из тех фактов о жизни Кубрика, которые вы узнали, создавая эту ленту, что вас впечатлило больше всего?

Его трудовая этика. Работая над каждым фильмом, он вдавался в подробности буквально каждого этапа производства картины. И речь идёт не только о таких явных и важных аспектах, как актёры, сценарий или камеры для съёмки. Он скрупулёзно контролировал даже создание картонных коробок для своих архивов. Практически все, кто работал с Кубриком, были полностью измождены за несколько лет такого сотрудничества. Так что его ассистенты часто менялись.

Как Эмилио чувствовал себя перед камерой, делясь такими личными воспоминаниями о Кубрике?

Эмилио очень вежливый и чистый человек. В том, как он говорит о жизни Кубрика, чувствуется истинное уважение к близкому другу. Он никогда не был заинтересован в сплетнях мира кино, поэтому его точка зрения предельно честна. Ему было действительно нелегко рассказывать на камеру о трагедиях в своей личной жизни, а также вспоминать, как умирал Стэнли.

Какова была реакция на этот фильм у родственников Кубрика?

С самого начала работы над проектом мы решили, что это должен был быть рассказ о жизни Эмилио. Поэтому во главе угла всегда стояла его точка зрения. Родственники Кубрика положительно восприняли книгу Эмилио, которая легла в основу нашей ленты. Когда картина была окончена – мы показали её многим, кто близко знал режиссёра. И практически все восприняли этот фильм очень эмоционально.

Изменилось ли что-то в роли подобных водителей\личных помощников великих режиссеров в наше время? Или они и сегодня занимаются абсолютно всеми вопросами, которые возникают в процессе создания фильма.

Личные водители и помощники, как правило, активнее участвуют в ежедневной рутине режиссёров, нежели остальные члены съёмочной группы. Но Эмилио на самом деле играл намного более важную роль в организации работы Кубрика. Он был одним из ближайших его соратников. Как только какой-нибудь из ассистентов уходил от Кубрика – все его обязанности перекладывались на Эмилио. За 30 лет, которые Эмилио провёл рядом с этим режиссёром, именно он стал самым близким человеком Кубрика.