Режиссёр Константин Вернер: «Хочу построить в Карпатах синагоги и избежать ваших откатов»

Костянтин Вернер

В последние годы отечественная киноиндустрия активно налаживает копродукцию с европейскими странами. В её рамках уже были снят целый ряд фильмов, среди которых «Истальгия», «Параджанов» и т.д.

Одним из масштабнейших украинских фильмов, которые будут сняты в широкой копродукции (Австрия, Чехия и Словакия) обещает стать «Снег в Карпатах» Константина Вернера. Его бюджет – 4 млн. евро. По духу он будет напоминать «Доктора Живаго», по атмосфере – «Унесённых ветром», а по размаху – «Ран» Акиры Куросавы.

В центре сюжета «Снега в Карпатах» – роман солдата австро-венгерской армии и девушки из Галиции. Первая Мировая Война рушит их планы пожениться и разбрасывает в разные страны. Вновь встретиться им удаётся уже лишь в годы Второй Мировой. О том, как этот фильм пошатнёт устоявшееся представление европейского и российского зрителя о роли Украины в Первой и Второй Мировых, о карпатских евреях и мистике этого региона, о поиске денег и попытках избежать откатов рассказал Константин Вернер, режиссёр и продюсер «Снега в Карпатах».

 

Как возникла идея снять фильм «Снег в Карпатах»?

Когда в Украине выходил в прокат мой предыдущий фильм «Королева славян», меня пригласили в Киев. Перед приездом в вашу страну я прочел несколько книг об истории Украины. И мне захотелось снять фильм о вашей стране. Местом действия для этой ленты я выбрал Карпаты. Этот край насыщен мистикой, через него проходят многие международные пути, и, главное, он стал площадкой для множества интересных исторических событий.

Затем я объехал Львовскую и Закарпатскую области, уже более подробно вникая в события Второй Мировой Войны. Меня поразил тот факт, что Украина постоянно оказывалась, словно между молотом и наковальней: с одной стороны были российские войска, а с другой – гитлеровская Германия. Мало кто из европейцев обращает внимание именно на тот факт, что они сражались между собой именно на территории вашей страны. И несмотря на то, что в Европе постоянно снимаются фильмы о Второй Мировой – в них практически никогда не упоминается Украина. Не раскрывают драматизм военных действий в Западной Украине и российские кинематографисты, ведь у них абсолютно иной взгляд на историю.

Но в 2011 году вышел фильм Агнешки Холланд «В темноте», события которого разворачиваются во время Второй Мировой во Львове.

Да, эта лента даже номинировалась на «Оскар». Но она снята с точки зрения польского режиссёра, что слишком явно прослеживается в картине. Да, и речь там идёт, прежде всего, о Холокосте. История, которая там рассказывается, могла с таким же успехом разворачиваться в любом чешском или польском городе.

А какие исторические события будут показаны в вашем фильме?

Почти половина фильма разворачивается в 1914 году. Вторая Мировая займёт по сюжету не более десяти минут. Ну, а остальные события разворачиваются по хронологии значительно позже. Практически всё действие картины происходит в западной Украине. И лишь десятая часть сюжета – в Вене.

«Снег в Карпатах» будет иметь романтический оттенок, так как первая половина ХХ века для одних была трагичной, а для других – стала эпохой надежд и началом новой жизни. Исторические события в фильме станут фоном для страстной любовной истории. В центре сюжета будет роман двух человек, которых судьба разбросила в разные края. После этого они уже никогда так и не встретятся. Вновь воссоединиться они смогут уже лишь после смерти…

«Снег в Карпатах»… почему вы выбрали именно такое название для фильма?

Прежде всего, это очень поэтичное название. Кроме того в фильме рассказывается о том, как во время карпатских сражений в 1914-15 годах была полностью разбита австро-венгерская армия. По-моему, главная причина поражения заключалась в том, что они не были готовы к карпатскому климату. Ведь многие бойцы погибли от холода. По той же причине было много жертв и среди русских солдат. Снег в этом фильме – своего рода, дух природы, который победил как российскую, так и австро-венгерскую армии.

Когда режиссёр Чжан Имоу работал над фильмом «Дом летающих кинджалов», то сцену одной из битв он решил снимать в украинских Карпатах. И за день до того, как должны были начаться съёмки, пошёл снег, которого не предвещал ни один прогноз погоды. Это заставило режиссёра внести правки в сценарий, так как изначально эта сцена должна была разворачиваться на зелёных холмах. Но результат очень понравился режиссёру, так как кровь, проливавшаяся во время этой сцены, смотрелась на снегу намного эффектнее, чем на траве. Так что карпатский снег не только останавливает армии, но и помогает снимать фильмы…

Очень надеюсь, что он поможет и нам (улыбаясь – А.Ф.). В моём фильме сцены битв будут сняты в такой же эстетике, как и в картинах Акиры Куросавы. Сражения в ленте будут показываться как мифологические события.

Привлекаете ли вы консультантов для работы над сценарием?

Изначально я самостоятельно написал сценарий. Его переводом на украинский язык занималась писательница Наталка Сняданко. Она очень внимательно проработала диалоги в соответствии с местными диалектами. Сейчас же сценарий перечитывают несколько историков, которые следят за тем, чтобы в нём не было никаких исторических неточностей.

Какие города и регионы Украины будут фигурировать в фильме?

События будут разворачиваться в Ивано-Франковске. Правда, за последние сто лет этот город в корне изменился, и там уже просто невозможно снять этот исторический сюжет. Чтобы снимать в современном Ивано-Франковске, нам бы пришлось дорисовывать многие декорации при помощи компьютерной графики. Чтобы избежать этого – я хочу снимать в одном чешском городке, который сохранился намного лучше. Ну, а сами карпатские леса мы будем снимать в Украине.

В вашем фильме фигурируют еврейские поселения в украинских Карпатах. Но сегодня там нет еврейских поселений…

Да. Сегодня их практически не осталось, но в начале ХХ века в Карпатах их было много. Ведь Холокост вычистил практически всех евреев из западной Украины. Их уничтожали как немцы, так и русские. Большинство евреев погибло, а некоторым удалось уехать в другие страны. Сегодня ещё можно встретить в карпатских сёлах людей, которые помнят евреев. Чтобы восстановить на экране синагоги и еврейские дома той эпохи – мы будем дорисовывать их при помощи компьютерной графики, которая будет создаваться в Праге.

Фильм будет рассчитан, прежде всего, на широкий прокат?

Прокатом картины будет заниматься американский дистрибьютор Entertainment One. Эта компания прокатывала ленты многих знаменитых режиссёров. Например, «Опасный метод» Дэвида Кроненберга.

На каком языке будет сниматься фильм?

Постоянно находятся люди, которые толкают меня на то, чтобы снять фильм на английском, ведь в таком случае его легче будет продать. Но мы планируем снимать, в основном, на немецком и украинском языках. Снимать на английском очень дорого. Например, средний бюджет англоязычного сериала, снятого в США, составляет около $80 млн. «Снег в Карпатах» ориентирован, прежде всего, на немецкоязычного зрителя, а также на зрителей из центральной Европы. Конечно же, сюжет фильма рассказывает о событиях, которые разворачиваются на территории современной Украины. Но вместе с тем он будет близок зрителям Венгрии, Польши, Словакии…

Большинство режиссёров, которые снимают на территории Украины, создают русскоязычное кино, чтобы было легче показать его в кинотеатрах по всему СНГ. А вы всё же будете снимать фильм на украинском, несмотря на то, что в Украине всего около 400 кинозалов?

Для меня важно сохранить аутентичность. Знаю, что проблема языка – больная тема для Украины, которая у вас постоянно обсуждается. Ну, а касательно того, как вернуть деньги, вложенные в создание фильма, то основная прибыль от проката фильма придёт из Германии.

В фильме будут встречаться и другие языки, в зависимости от персонажей, которые будут в нём появляться. Все поляки будут говорить на польском, а словаки – на словацком… Этим самым мы сохраним реалистичность. Этот ход встречается во многих хороших фильмах. Например, в «Бесславных ублюдках» Квентина Тарантино французы говорят на своём языке, а немцы – на своём…

Сколько составит бюджет фильма?

Четыре миллиона евро. Это не так уж и много для столь большого эпического фильма. Он будет сниматься в копродукции с Австрией, Чехией, Словакией и Украиной. Сейчас мы пытаемся получить финансирование от госструктур каждой из этих стран. Какую долю бюджета обеспечит каждая из этих стран пока не известно. В зависимости от этого мы и определим, где будет проходить основной массив работы над лентой. Если Государственное Агентство по вопросам кино Украины не обеспечит необходимое финансирование, то нам придётся снимать многие украинские сцены в Австрии или Чехии. В зависимости от того, как сложатся доли стран в бюджете ленты – будет формироваться и съёмочная группа.

Когда иностранные режиссёры приезжают в постсоветские страны для работы над новым фильмом, то первое, что им обычно бросается в глаза – полный хаос в организации кинопроизводства. То, как проходят съёмки фильма, скажем, в Украине или России – кардинально отличается от того, как снимают в Европе или Америке. Готовы ли вы к тому, что у вас могут возникнуть проблемы во время работы над фильмом?

Да. Я буду стараться организовать работу над фильмом так, чтобы она абсолютно не была похожа на российский подход к съёмкам. В России съёмочный период длится очень долго. Кроме того, во время съёмок работа над картиной может приостановиться из-за того, что у продюсеров закончились деньги… В Европе или США такое просто не допустимо. Если организация работы над фильмом меня не будет устраивать, то ей займётся чешская компания. Я не буду организовать работу над своим фильмом так, как это делают в США. Там буквально каждая минута работы над лентой прописывается во всех договорах и по несколько раз проверяется продюсерами. Мы будем снимать скорее по европейской схеме, когда в работе над фильмом допускается некоторая свобода.

Оператором в фильме выступит Антоние Риестра. Он снимал ужастик «Мама» (2013) с Джессикой Честейн в главной роли, а в 2011 году Антоние был отмечен премией «Гойя» за работу над картиной «Чёрный хлеб».

В украинской киноиндустрии распространены махинации с бюджетами фильмов. Проще говоря, «откаты». Готовы ли вы к этому?

Если мне выделят сумму, необходимую для съёмок фильма – всё будет в порядке. Например, если я попрошу у украинской стороны 2 млн. евро, и в итоге они выделят мне по документам 4 млн. евро, из которых 2 млн. сразу заберут, то всё будет в порядке. Если же мне выделят сумму, которая мне необходима для работы, из которой я буду вынужден часть отдать, то я просто не смогу сделать кино. Как-то раз я встречался с продюсером Джорджа Лукаса. Он мне рассказал, что однажды должен был снимать в Украине один фильм. Но из-за подобных махинаций ему пришлось перенести место съёмок…

Подобный способ ведения дел разрушает киноиндустрию. В России та же ситуация и тамошние продюсеры даже не начинают работу над фильмом до тех пор, пока не получат свою долю. Они в первую очередь думают о личном заработке, а уже потом о самом фильме. Но работать по такой схеме не согласится практически ни один иностранный продюсер. Украине необходимо срочно от этого избавляться.

Ваша предыдущая картина «Королева славян» собрала достаточно плохие отзывы. На IMDb она получила крайне низкую оценку 2,7. Фильм настолько плох?

Дело в том, что «Королева славян» по-своему трактует общеизвестную чешскую легенду. Первое упоминание этой легенды было найдено в немецких летописях. Но спустя некоторое время упоминание о ней нашли и в чешских источниках. Они несколько отличаются друг от друга. В Чехии принято считать, что их вариант правдивый, а в Германии – что их летописец написал всё правильно. А мой фильм опирается на немецкую версию, поэтому-то его и возненавидели в Чехии. Так что за первую неделю проката «Королева славян» получила на IMDb сто голосов, каждый из которых оценивал её в «ноль». Люди просто отказывались обращать внимание на творческую и техническую стороны фильма. Но за пределами Чехии фильм восприняли хорошо. Например, один польский историк даже рекомендует его своим студентам в качестве подготовки к лекциям.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.