Потерянный рай «Щедрика»

щедрик

Резонанс, который вызвал «Щедрик» Николая Лентовича в культуре всего мира переоценить трудно. Англоязычный ремейк этой песни подарил надежду на то, что «все будет хорошо» главному герою-разбойнику из культовой комедии «Один дома 2». Он аккомпанировал подвигам протагониста не менее известного боевика «Крепкий орешек 2». Его разучивали даже студенты Хогвартса в одной из частей «Гарри Поттера»… Перечень фильмов, в которых встречается эта песня, можно продолжать долго.

Сама песня, несмотря на свою абсолютную музыкальную самодостаточность, словно тянется к тому, чтобы быть выраженным в какой-то дополнительной художественной форме. «Я сам часто думаю над тем, чтобы совместить звук и цвет», — говорил Николай Леонтович о своих произведениях. Подобными поисками дополнительных форм выражения своих произведений занимались многие художников начала ХХ века. Василий Кандинский в те годы называл свою живопись музыкой. А Лесь Курбас, включая кинопроектор во время своих спектаклей, стирал границы между театром и кинематографом. В ту эпоху, а именно в 1916 году и состоялась премьера окончательного варианта «Щедрик».

С тех пор прошло чуть менее века, а никто из художников до сих пор так и не переосмыслил гениальную песню Леонтовича. В массовом сознании она так и остается не более, чем спутником новогодних праздников. Исправить это клише пытались лишь отдельные художники. Однако их вариации на тему «Щедрика», по сути, мало чем отличались от того, что можно увидеть в голливудских лентах. Как и создатели последних — большинство художников только иллюстрировали красочный цветок этой песни, не углубляясь в богатства необъятного украинского этноса, куда она глубоко уходит своими корнями. Поэтому тектонический подтекст этого произведения так и остается где-то на его дне, до сих пор не получив дополнительного пространства для выражения.

Переосмыслить пение достаточно широко и точно просто невозможно представителю иной культуры. Ведь только потому художнику, который родился и вырос в нашей культуре, дано почувствовать тектонический подтекст «Щедрика».

При всей своей внешней праздничности, оригинальная версия этой песни вызывает тревожные эмоции. Низкие тона и агоничный ритм, которыми наделил её Леонтович, намекает слушателю на печальные времена Первой мировой, во время которой и состоялась премьера композиции. Ее слишком короткая продолжительность (менее двух минут) – словно короткий проблеск надежды в жестокости едва рожденного ХХ века — одного из самых кровавых в истории Украины.

В 2011 году знаменитый украинский аниматор Степан Коваль, использовав 150 кг пластилина и 100 кг соли, снял короткометражку «Щедрик». «Немов тая ластивочка», что принесла благую весть хозяину, о которой поется в песне, — картина стала первым авторским визуальным переосмыслением произведения Леонтовича. Вместо ангельских голосов – поет в фильме стильный баритон Олега Скрипки. Вместо привычной рождественской глазури, с которой ассоциируется произведение Леонтовича в массовом сознании, — здесь разворачивается совершенно неожиданная тревожно-идеологическая история.

Сценарий известного сказочника Сашка Лирника, который лег в основу этой короткометражки, рассказывает о приключениях мальчика, который отчаянно пытается сохранить новогодний праздник в то время, как сильные мира сего предпочитают его запретить. Странным образом среди серого города, наполненного безликими небоскребами, появляется старинное сказочное село, в котором стоят красочные домики и бабушка готовит сладости. Этакий раек-хуторок. Отведав бабушкины сладости, все взрослые персонажи ленты превращаются в малышей.

Поэтому-то Сашко Лирник и Степан Коваль стали первыми, кто сумел кинематографически выразить этот тревожный отголосок «Щедрика».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.