Питоф: Виртуальная реальность расширит возможности кинематографа

Питоф Комар

Мастер визуальных эффектов и цифровых экспериментов Питоф Комар прославился после атмосферного детектива «Видок» (2001), ставшего первым в истории фильмом, снятым исключительно на цифровые камеры. Правда, вслед за этим в его режиссёрской карьере последовал провальный недоблокбастер «Женщина-кошка» (2004), получивший четыре антипремии «Золотая малина». После этого режиссёр сосредоточился на работе с визуальными эффектами и виртуальной реальностью.

В эксклюзивном интервью Cut Insight Питоф рассказал, как в ближайшем будущем виртуальная реальность предложит альтернативу кинематографу, оформится в самостоятельное искусство, а также сможет оживить Мэрилин Монро или Чарли Чаплина.

Виртуальная реальность – это будущее кинематографа или же эти два вида искусства в дальнейшем будут существовать параллельно?

Не думаю, что виртуальная реальность изменит кинематограф. Например, живопись или опера продолжают существовать, несмотря на появление искусства кино. Сейчас я разрабатываю проекты, которые позволят использовать виртуальную реальность для медитации и дистанционного проведения конференций или лекций. Также благодаря виртуальной реальности человек получает возможность побывать в местах, которые недоступны для него в обычной реальности.

Можно ли назвать виртуальную реальность новым полноценным видом искусства?

Безусловно. Каждый вид искусства преподносит зрителю новый опыт. Кино в своё время сделало изображение движимым и предложило нечто новое после статичных фото и живописи. Подобное можно сказать, сравнивая кино с виртуальной реальностью. Правда, чтобы виртуальная реальность стала полноценным видом искусства – должно пройти ещё некоторое время. Пока что этот вид искусства переживает становление.

Прежде всего, оборудование для погружения в виртуальную реальность должно стать более удобным. Нынешние очки и шлемы, при помощи которых погружаешься в параллельную реальность, слишком тяжёлые. Это отвлекает от максимального эффекта присутствия.

В последние годы появился уже целый ряд фильмов, снятых в формате виртуальной реальности. Как этот жанр повлияет на развитие кино?

Не думаю, что формат виртуальной реальности в действительности приемлем для языка кино. Виртуальная реальность очень самодостаточна. Она даёт человеку уникальный опыт и из зрителя он превращается в участника. Когда человек смотрит кино – он смотрит в одну точку. А оказываясь в виртуальной реальности, действие начинает происходить в любой точке вокруг него. Кино строится на сюжете, а в виртуальной реальности сюжет рождается в процессе её восприятия.

Какие из существующих виртуальных проектов вы считаете удачными?

Мне очень понравилось произведение «Ночное кафе», которое позволяет войти внутрь картин Ван Гога. Помню, что эта работа произвела впечатление как на детей, так и на взрослых зрителей.

При помощи современных технологий стало возможным нарисовать несуществующих нынче личностей и снять их в современном фильме. Таким образом, сегодня можно выпустить ленту, например, с Мэрилин Монро или Чарли Чаплином. Как вы считаете, насколько реальна такая перспектива?

Думаю, через несколько лет это будет вполне возможно. И, конечно, дороговато. Правда, подобное оживление умерших личностей было бы намного интереснее использовать для виртуальной реальности, а не просто для кино. Например, в виртуальном мире можно было бы воссоздать ту же Монро и сделать так, чтобы каждый желающий мог не просто посмотреть на эту актрису, но и пообщаться с ней, как с реальным человеком. Искусственный разум это позволит. Подобный принцип стоит использовать в образовании. Чтобы студенты в виртуальном мире могли общаться с историческими персоналиями. Это даст возможность лучше их понять.

Вы занимаетесь компьютерной графикой и визуальными эффектами для кино уже несколько десятилетий. Какие последние тенденции в этой сфере?

В прошлом веке компьютерная графика была своего рода изюминкой фильма. Её было не так много, и обычно создатели картин акцентировали на ней внимание. Сегодня же компьютерная графика в кино стала повсеместной. Например, нередко в современных блокбастерах при помощи компьютерной графики актёрам делают своего рода макияж, закрашивая их морщины и делая их лица более красивыми. Ещё несколько лет назад это было слишком дорого, а сегодня стало доступно.

Графика остаётся всё ещё достаточно дорогой в производстве. Но с каждым годом её цена снижается. Также ещё в начале 2000-х высококлассные специалисты по компьютерной графике базировались всего в нескольких странах (США, Франция, Германия, Япония). А сегодня хороших профессионалов в этой сфере можно встретить во многих странах.

Вы работали над крупными кинопроектами как в Европе, так и в Голливуде. Где кинематографисту работается комфортнее?

Везде работать нелегко. Конечно, киноиндустрия США намного богаче. Но оттого работать здесь не легче. Часто кинематографисты идеализируют Голливуд. Несмотря на то, что в американском киномире много возможностей и средств – здесь очень легко потерять самого себя. И это, увы, случается со многими. Голливуд – это бизнес. Здесь нет никакой магии.