Оливье Ассаяс и мелодия страданий Жюльет Бинош

Состоялась ретроспектива фильмов одного из наиболее плодотворных французских режиссёров Оливье Ассаяса. Режиссёр приехал в Киев, чтобы представить свою новую картину «Зильс-Мария» с Жюльет Бинош и Кристен Стюарт в главных ролях. В прошлом году лента номинировалась на «Золотую пальмовую ветвь». В широкий прокат она выйдет 5 марта.
Фильм рассказывает об актрисе Марии. В юности она прославилась своей ролью в известной драматической пьесе, по сюжету которой девушка доводит до самоубийства взрослую женщину Элен. А по прошествии двадцати лет Марии вновь предлагают роль в этой постановке. Однако на сей раз она должна сыграть уже саму несчастную Элен. Подготовка к этой роли становится для актрисы настоящей пыткой.
О том, что идею для фильма предложила Жюльет Бинош, как съёмки ленты поддержал дом мод Шанель, и почему эту картину сравнивают со «Звёздной картой» Дэвида Кроненберга в эксклюзивном интервью рассказывает Оливье Ассаяс.
Идея фильма исходила от Жюльет Бинош. А принимала ли она участие в написании сценария?
Сценарий я писал без её участия. Мы познакомились с Жюльет на съёмках фильма Андре Тешине «Свидание» (1985) , который имел величайший успех. Собственно с него и началась мировая слава Жюльет. Это был мой первый серьёзный реализованный сценарий. После этого мы с ней работали уже над моей режиссёрской работой «Летнее время» (2008). Словом, мы долгое время общаемся, и это подтолкнуло нас создать фильм, который бы отображал мелодию нашей совместной работы.
В «Зильс Марии» выстраивается своего рода диалог между самой Марией и тем, как её представляет широкая аудитория…
Рад, что это читается в фильме. Я специально показываю Марию очень контрастно. С одной стороны, она очень богато одевается, и её встречают продолжительными аплодисментами. С другой – она находится в постоянном напряжении, пропуская через себя новую роль.
Съёмкам вашего фильма способствовал дом мод Шанель. Вместе с тем в прошлом году вышло сразу два фильма об Ив Сен Лоране. Складывается впечатление, что во Франции существует некое кинематографическое соперничество между домами мод такого уровня. Они наперегонки пытаются заявить о себе в большом кино. 
Дома мод начали активно налаживать сотрудничество с кинематографистами после феерического успеха фильма Анн Фонтен «Коко до Шанель» (2009). А случай, когда бы в течение одного года в прокат вышли сразу два фильма об Ив Сен Лоране, снятые в одной стране – ни в каком другом кинематографе просто невозможен. И в этом – вся Франция.
В «Зильс-Марии» мы не ставили себе за цель наладить сотрудничество с тем или иным домом мод. Просто образ главной героини предполагает, что она постоянно одевает роскошную, дорогую одежду. Для неё это повседневный наряд. Ведь хорошо выглядеть – обязательное условие её жизни. И когда компания Шанель узнала об этом фильме, то они внесли свою незначительную медиа-лепту.
В прошлом году в основном конкурсе Канн участвовало сразу два фильма, которые показывали психологический портрет немолодых актрис, которые тонут в бушующем мире киноиндустрии. Это «Звёздная карта» Дэвида Кроненберга и ваша «Зильс-Мария». Это совпадение или новый тренд в авторском кино?
В этих лентах есть устрашающе общие моменты. Но если всмотреться в них глубже – общие черты обоих фильмов сходят на нет. В работе Кроненберга сначала показывается Голливуд, в котором живёт главная героиня. А потом – её рефлексия на окружающую реальность.
Конфликт Кроненберга с Голливудом намного острее и сильнее, чем у французских режиссёров с их киноиндустрией. Поэтому Кроненберг показывает киноиндустрию в очень тёмных устрашающих тонах. А в моём фильме отправной точкой стал именно внутренний мир актрисы. Я не акцентировал внимание на кинематографической машине, в которой живёт главная героиня. Жизнь актрисы – это постоянные страдания. В той или иной мере они переживают их ежечасно. В «Зильс Марии» я показал, какова природа этих страданий. Ну, а то, что оба эти фильма попали в конкурс одного фестиваля – наверное, совпадение. Я бы не называл это тенденцией.
Я очень ценю Кроненберга. До того, как начать снимать фильмы, я был кинокритиком. И тогда я стал одним из первых журналистов, которые начали писать о нём, как о самобытном и очень интересном режиссёре.
Вместе с появлением в «Зильс-Марии» Жюльет Бинош в прошлом году сыграла также в нашумевшем блокбастере «Годзилла». А Кристен Стюарт – ещё не отделалась от клейма звезды «Сумерек». Как вы относитесь к тому, что актёры параллельно задействованы в попсе и в серьёзном авторском кино?
Актёры далеко не всегда могут влиять на развитие своей карьеры. Зачастую актёр предельно зависим от окружающей среды. Появление в блокбастере остаётся синонимом популярности актёра. Сколь бы ни были контрастны роли актёра, главное, чтобы они согласовывались между собой.
Участие в мега-популярных лентах не означает, что актёр играет в полсилы. Талантливый актёр даже в пустяковой роли всегда найдёт зерно интриги, из которого вырастет интереснейший персонаж. Пусть он в таком случае появится на экране всего на несколько минут – он обязательно запомнится внимательному зрителю. И Кристен, и, безусловно, Жюльет умеют находить в своих персонажах нечто интересное, уникальное…
Этот фильм вы снимали на плёнку. Почему вы не обратились к менее затратной цифровой съёмке?
Во Франции снимать на цифру стало дешевле буквально два года назад. Несмотря на это я снимал на плёнку, чтобы добиться более качественного изображения. В фильме много красивых пейзажей и шикарных интерьеров. Я боялся, что цифра не передаст, насколько они зрелищны. Да и в постпродакшене плёнка предоставляет больше возможностей.

Добавить комментарий