«Михаил Гулак. Спасение»: Незамеченный герой АТО

«А как было там – на войне?» Этот вопрос задают каждому, кто прошел через фронт. Большинству из ветеранов ответить на него бывает очень сложно. А из тех, кто все же находит в себе силы что-то озвучить – обычно говорят мало и часто не искренне. Потому рассказать о многих фактах из того, что пришлось пережить на войне, — очень трудно. Одним из немногих, кто смог подобрать слова, чтобы поделиться самыми тяжелыми потрясениями своей жизни во время службы в АТО, стал герой ленты Валерия Гриценко «Михаил Гулак. Спасение».

Начинается картина с исторической справки, в которой упоминаются славные предки главного героя. Показывая родословную протагониста, автор ленты выстраивает параллель между настоящим и прошлым. На этом нечасто акцентируется внимание в отечественных документальных фильмах последних лет. Еще менее популярным был такой прием в нашем кино советских времен, когда акцентирование внимания на своих знаменитых предках казацкого рода могло даже навредить.

Жанр фильма-портрета приобрел особую популярность в молодом украинском кино последних лет. На отечественных кинофестивалях 2014-2016-го было показано несколько десятков лент такого рода. И работа Валерия Гриценко на их фоне выглядит конкурентоспособно.

На контрасте с плакатными героями войны, о которых часто рассказывается в медиа, протагонист этой ленты не выделяется ни особыми физическими данными, ни экстраординарными боевыми подвигами, ни уникальными военными способностями. Это человек, занимающийся хозяйством и, соответственно, его роль в войне всегда остается на заднем плане. Однако без его малозаметной деятельности ни один боевой процесс просто невозможен.

Согласно прошлогодней статистике, на каждого солдата, непосредственно участвующего в бою, в украинской армии приходится три специалиста обслуживающего персонала. Поэтому лента Валерия Гриценко несколько компенсирует недостаток медийного внимания к подобным военным, занимающимся хозяйством, и которых – абсолютное большинство на фронте.

Фильм разделен на тематические главы. Такая фрагментарность выдает неуверенную руку молодого кинематографиста, который не смог выстроить цельную структуру ленты другими, более художественными средствами. Но с другой стороны такой ход является в определенной степени трендовым, ведь современный зритель привык к фрагментарной подаче информации, которая доносится до его внимания короткими тематическими клипами.

Из-за чрезмерного акцентирования внимания на портрете главного героя, образный ряд фильма слишком пресный. Не хватает иллюстративного материала, который бы сопровождал его устные рассказы. Но вместе с тем очень метко выбрана обстановка, в которой происходит диалог с военным. Его упоминания об ужасах войны озвучиваются среди деревьев на берегу реки. На экране создается атмосфера храма природы – идеального места для подобной беседы, в которой протагонист исповедуется, что без воли Божией не выжил бы на войне.