Конспект семинара Александра Роднянского в Киеве

Александр Роднянский

В киевском FEDORIV Hub состоялся семинар Александра Роднянского «Кинематограф про меня». Продюсер семи десятков фильмов, среди которых «Левиафан» и «Сталинград» поделился с украинской публикой своим опытом работы. Приводим главные тезисы семинара:

— Продюсер – это предприниматель. Раньше государство решало, что и кто снимает – редакторская система контроля. Рынок родил продюсеров. Особенности продюсера: способность рисковать, мечтать и предпринимать. Он знает специфику страны и народа, для которых производится фильм.

— Я работаю только с теми, кто мне близок по духу – это не обязательно дружба, но мне важно говорить с человеком на одном языке. Мне проще работать со своим человеком, с которым у нас будет развитие, чем с крутым американцем.

— (о работе с Андреем Звягинцевым над «Еленой» и «Левиафаном») он пришел ко мне, потому что у меня была репутация «безумного». Сейчас первым делом, что у меня спрашивают в любой точке мира – «Как там дела у Звягинцева?». Потому что этот человек зарекомендовал себя, и за ним все следят. Его язык понятен многим людям.

— Я не верю в телевидение и не верю в его выживание.

— Большой фестиваль – это лучшее продвижение авторского фильма. О нем точно узнает мир. Здесь, в отличие от жанрового кино, не нужно тратить деньги на пиар-компании, нужно снять интересный фильм, который в дальнейшем станет визитной карточкой. Авторское кино – это возможность сходить к психоаналитику. Авторский кинематограф исследует человека. Любой успешный фестивальный фильм соберет в прокате много денег. Например, фильмы «Любовь», «Белая лента»…

— Короткометражка – лучшая визитная карточка режиссера, бумажка ничего не значит. Мне нужно видеть, что человек может.

— Я ненавижу поэтическое кино. Здесь есть только «добро-зло», «любовь-ненависть». Здесь нет живых людей. Кино начинается там, где мы видим, как создан человек. Параджанов не обсуждается, но он не может отвечать за все остальные фильмы. Кстати, румынская модель – самая живая. Румыны очень маленькими деньгами начали делать кино о себе. Там успешно и ТВ, и кино.

— Почему ваш фильм должны посмотреть? Потому что свой? Нет. Он должным быть зрелищным, интересным, завораживающим.

— У меня не было недорогих фильмов, как-то не получалось работать с маленькими бюджетами. Теоретически знаю, что ограничения хороши, но это удел молодых ребят, которые хотят прорваться. Мы должны обеспечить качество. Если выходит недорогой фильм и параллельно высокобюджетный – нужно чем-то привлечь. Сработать может только событийный фильм.

— «Племя» Мирослава Слабошпицкого – невероятный фильм. Если бы его номинировали на Оскар, даю гарантию, что он был бы в пятерке.

— Обожаю фильмы, основанные на реальных событиях. Например, фильм «Выживший» Алехандро Гонсалеса Иньярриту. Но у нас это не развито.

— В хорошем кино мы всегда видим слабости человека. «Моя левая нога» Джейми Шеридан или «Скафандр и бабочка» Джулиана Шнабеля рассказывают истории преодоления, осознания. А это всегда интересно. Я люблю драматичные, трагичные истории. Мне нравится Шекспир.

— Мне ничего просто так не давалось – я всегда учился, развивался.