Фима Чупахин о «Диком поле»: «Вот я такой, «гойдаюсь по нью-йоркщинє», а может моё место тут?»

Фима Чупахин о «Диком Поле»
Фима Чупахин

До недавнего снегопада в Киеве стояла удивительная теплая осень. С одной стороны, она помогла команде фильма пережить волнение перед премьерой, а с другой стороны подарила иллюзию того, что до ноября еще куча времени и можно кучу всего успеть.

И это была не просто иллюзия: совершенно неожиданно удалось успеть выпить кофе с Фимой Чупахиным, который на несколько дней, ради премьеры «Дикого Поля», прилетел в Киев из Нью-Йорка, где живет и работает уже много лет. Именно Фима стал композитором фильма, и именно он придумал его главные музыкальные темы.

Самая высокая точка Киева. Площадь Славы. Серое небо. Желтые деревья. Идет дождь. Скоро премьера.

Фильма мы еще не видели. Как и многие из вас.

Вот и говорим – сразу о многом.

Про фильм «Дике Поле»

Лодыгин шутит, что я буду расстроен, но я не боюсь смотреть кино. Моя задача — помочь режиссерскому замыслу. Я готов отказаться от любой идеи, даже от самой лучшей, лишь бы это работало в общей истории. Если режиссер говорит «Говно», я говорю: «Окей, говно». Но право на спор у меня есть, и прежде чем согласиться, я привожу аргументы: «Слушай, моя идея заключается в этом…». Делаю все, чтобы режиссер еще раз постарался меня понять и был уверен, что мы от этого отказываемся не зря. Да, очень много работы летит в монтажную корзину. Но я всегда готов принять точку зрения режиссера и команды, и посмотреть, как это будет работать. А судить, в итоге, зрителю, и то не сразу, может через год, а может и позже. Я, как композитор хотел, чтобы музыка работала максимально так, как хочет этого режиссер. Чтобы его идея воплотилась в реальность.

Основной инструментальный акцент «Дикого Поля» – это гитары. Прекрасный гитарист Андрей Кобылянский сделал все возможное и невозможное, чтобы гитары звучали в нужном мне духе. Есть ситары и таблы – это музыкальные инструменты, которые обычно звучат в индийской классической музыке. Есть труба и тромбон, барабаны. Есть джазовая композиция. А еще я накричал там индийских слов в микрофон, меня научили как правильно их выговорить индийские друзья, — и получилась музыка в автобусе. Было весело! Это очень приключенческие треки, которые я хочу увидеть и услышать на большом экране кинотеатра… Знаю, что буду сидеть и улыбаться. Мне кажется мы смогли найти классный баланс между тем, что это будет иллюстративная музыка и музыка, которая отражает историю. Она получилась интересной, грязноватой, неровной. Там вообще все грязновато: и одежда, и герои, и заправка эта ржавая. И в этом и была фишка, чтобы звучал не супер-вылизанный трек, стерильный трек, а живой и естественный. Есть такие моменты в фильме, где кажется будто музыка сама там родилась, как будто всегда была здесь, в этих полях, и сумела сдружиться с видеорядом по-настоящему.

Статьи  Фима Чупахин о «Диком поле»: «Вот я такой, «гойдаюсь по нью-йоркщинє», а может моё место тут?»
Дикое поле

Про Германа

Чем хороша история Жадана – тем, что с одной стороны она очень локальная, а с другой – она говорит об очень общих, универсальных вещах, и у нее есть шанс в масштабах мира стать чем-то на подобие «Трех билбордов на границе Эббинга, Миссури». Эта история также имеет шансы найти свою дорогу к совершенно разным зрителям. Для меня очень важен контекст Германа, для меня именно его история – ведущая. Может, потому что я перекладываю на его героя себя самого. Вот я такой, «гойдаюсь по нью-йоркщинє», а может мое место здесь? Может мне лучше быть здесь? А иногда я думаю, нет, нужно пробовать разные возможности – и не застревать в прошлом. Поэтому для меня основным в истории был Герман и те вопросы, что он ставит перед собой, что для него важно, что он понял. И музыка, как мне кажется, помогает зрителю понять его персонажа, а его персонажу – понять себя самого. Не знаю, получилось ли, и происходит ли это все взаправду. Но мне очень хочется в это верить.

Статьи  Фима Чупахин о «Диком поле»: «Вот я такой, «гойдаюсь по нью-йоркщинє», а может моё место тут?»
Дикое поле

Про музыку в кино

Недавно пересматривал «С широко закрытыми глазами» Кубрика. Там среди саундтреков есть одно довольно простое фортепианное произведение. Простое, однако мне как зрителю становится очень жутко, потому что эта музыка идеально подходит к сцене! Или как в «Бёрдмене» – просто барабаны. Но как это работает! В этом и есть мастерство именно кино-композитора: написать не концертное произведение для филармонии, не песню для радио, а создать саундтрек, который будет работать именно с тем визуальным рядом, который у тебя есть, и придаст ему глубину, а может, и новые смыслы.

Ян Тирсен – это что высокотехническая исполнительская музыка? Нет. Это прекрасный атмосферный минимализм, даже импрессионизм. Это куда-то в сторону Дебюсси и Сати. Эти его удивительные мелодии для «Амели». А есть саундтрек к «Матрице», который чтобы написать нужно обладать очень высоким уровнем мастерства. Ведь чтобы написать какофонию для оркестра, ты должен шарить. Композитор должен немало знать и очень умело управлять оркестром в качестве дирижера, чтобы создать такое а-ля индастриал-рок-авангард звуковое полотно инструментами классического оркестра. Я между прочим фанат «Матрицы». Вообще Don Davis пишет очень интересную музыку для кино, и «Матрица» всего лишь одна из многих его ярких работ.

Статьи  Фима Чупахин о «Диком поле»: «Вот я такой, «гойдаюсь по нью-йоркщинє», а может моё место тут?»
Дикое поле

Слышал такое распространенное мнение, что композитор для кино — это вообще не композитор. Потому что его задача – донести смысл фильма до самых тупых и низменных представителей населения планеты, которые не способны воспринимать происходящее на экране без разжевывания с помощью звуков. Такой себе тапер. Но мне кажется это очень extreme view, и я с этим не согласен. Я считаю, что музыка в кино – это новое измерение, которое делает его трехмерным, объемным и живым.  Пусть кино будет снято в 3D, в 5D или 9D, без музыки оно останется плоским.

Мне очень нравится работать над музыкой для фильмов, и мне продолжать это дело! Все хочется написать, попробовать все жанры. Это дает удивительную свободу! Просто если ты музыкант, то чаще всего являешься участником какого-то проекта с определенным форматом. И хотя формат этот гибкий, все равно он один и тот же, он ограничивает тебя в каком-то смысле. А вот вся прелесть композитора для кино в том, что сегодня ты написал для истерна «грязный» гитарный трек, а завтра – сладкое фортепиано.

В общем, кино – это возможность для экспериментов: я могу делать панк, могу делать эмбиент. А обычно, для себя, я пишу в основном джаз. Плюс начал с недавнего времени заниматься саунд-продюссерством, и спродюсировал соул альбом нашего нью-йоркского бэнда Fake Tapes.

Статьи  Фима Чупахин о «Диком поле»: «Вот я такой, «гойдаюсь по нью-йоркщинє», а может моё место тут?»
Дикое поле

Про запоминающиеся мелодии

Мне кажется, есть разные задачи. Например, саундтрек из кинофильма «Бумер» мы все запомнили и даже можем повторить. И это круто. А, например, при создании той же «Матрицы» братья Вачовски не ставили такой задачи «а давайте зафигачим саундтречик который люди потом запомнят и будут напевать, выходя из зала». Функцию для «напевания» выполнила source music, — треки, которые звучали в фильме от Propellerheads, Rage Against the Machine. А музыка выполнила функцию трехмерности, функцию – мы дадим этому футуристическому миру жизнь, настоящую. Для меня это так, у меня даже мурашки сейчас фигачат, когда вспоминаю, как она звучит.

Статьи  Фима Чупахин о «Диком поле»: «Вот я такой, «гойдаюсь по нью-йоркщинє», а может моё место тут?»
Фима Чупахин

Про Кривой Рог, Харьков и Нью-Йорк

Пианисты или музыканты могут родиться и вырасти везде, в Кривом Роге тоже. Учиться, слушать, слышать… Но после этого нужно куда-то уехать. Это важно. Я стал импровизировать, когда переехал в Харьков, и я гордо думал, что играю джаз. Но когда я приехал в Нью-Йорк, то я понял, что на самом деле – я только думал, что играю джаз.

Мне нравится, что в НЙ стираются все границы национальной принадлежности, только если ты их не лелеешь. На первых порах я сознательно избегал соотечественников, ведь я приехал ради того, чтобы делать музыку, и делать ее с определенными музыкантами. Сейчас мне нравится иногда проводить время в украинских комьюнити. Очень забавно что в НЙ я гораздо чаще говорю по-украински чем в самой Украине. Просто здесь мое окружение в основном говорит по-русски, в отличие от украинских друзей и знакомых в штатах, и получается такой парадокс.

Статьи  Фима Чупахин о «Диком поле»: «Вот я такой, «гойдаюсь по нью-йоркщинє», а может моё место тут?»
Фима Чупахин

Про планы на будущее 

Мне хочется делать классную музыку. А когда мы говорим «классная музыка» — это то, за чем стоит куча работы. Сумасшедшей работы. И я стараюсь ее делать.