Фильмы-мины замедленного действия

Пророческим в определенном смысле стал украинский полнометражный фильм Ахтема Сейтаблаева «Хайтарма», который был представлен широкой аудитории в прошлом году. Картина напоминает о трагической дате в истории крымскотатарского народа — 18 мая 1944, когда по указанию Сталина состоялась депортация крымских татар. Сходный по политическому и социальному масштабу надлом произошел менее чем через год после премьеры этой ленты.

Одна из ключевых черт каждого знакового для своего времени художника — умение предсказывать. Например, в мае 2010 года состоялась премьера ленты Рашиба Бушареба «Вне закона», которая разворачивает перед зрителем панораму жизни либерально настроенных жителей арабских стран. А уже в декабре того же года в Тунисе начались восстания, переросшие в масштабную революционную волну «Арабской весны».

Тонкая организация художественного сознания дает возможность заблаговременно почувствовать малейшие веяния в окружающем мире, которые остаются незаметными для обывателей.

В центре сюжета «Хайтармы» — летчик Аметхан Султан, который был дважды награжден звездой «Героя Советского Союза». После боев за освобождение Севастополя в мае 1944 года он получает отпуск, во время которой едет в родную Алупку. Именно в это время на его глазах и начинается массовая депортация.

«Хайтарма» стала первой крымскотатарской лентой, ведь работа над ней была профинансирована представителями этого народа. Однако это не первый игровой полнометражный фильм, посвященный этому народу. Первопроходцем на этом поприще стал режиссер Александр Муратов, который в 2004 году выпустил картину «Татарский триптих».

Во время премьеры «… триптих» называли событием и достижением. Однако в те годы, когда в Украине снимали два-три полнометражных игровых фильма в год, каждый из них можно было назвать в определенном смысле «событием».

В основу сюжета картины положены три новеллы Михаила Коцюбинского: «Путы шайтана», «На камне» и «Под минаретами», написанные в 1905 году. Сюжеты всех трех новелл объединяет желание главных героев пронести свою любовь через жесткие реалии окружающего мира.

Интересно, что режиссер «Хайтармы» Ахтем Сейтаблаев свое время сыграл в «Татарском триптиха» одну из ролей.

В ленте чувствуется нежное отношение режиссера к этому народу. Персонажи картины разговаривают на крымскотатарском языке. Ритуалы и обычаи крымских татар показываются на экране во всех деталях. А этнографическая правда в отдельных эпизодах просто поражает. Съемки картины проходили в Бахчисарае, Балаклаве, под Судаком и на Карадаге.

И «Хайтарма», и «Татарский триптих» остались маргинальными как по своей тематике, так и в плане дистрибуции. Они не получили должного кинотеатрального проката. Обидно… Ведь они поднимают темы, которые не встретишь ни в одном другом игровом фильме. Но если расценивать их художественное качество, такое положение дел – справедливо.

В обоих картинах бросается в глаза телевизионная (в худшем смысле этого слова) эстетика. Обе они не претендуют на то, чтобы прозвучать на весь мир. Ведь их художественный уровень очень далек от идеала.

В картине Сейтаблаева ощущается неопытность съемочной группы. А в картине Муратова — наоборот — «уставшая рука» престарелого режиссера.

Еще в январе 2014 года, перед тем, как над Верховной Радой Крыма был поднят российский флаг, Ахтем Сейтаблаев заявил о подготовке к работе над новым фильмом о крымских татарах. По словам режиссера, лента задумывается, как костюмированная историческая драма об Алиме Айдамаке, крымскотатарском Робин Гуде. Съемки планировали начать уже в этом году.

В замысле будущей картины Сейтаблаева чувствуется намек на печальное будущее крымскотатарского народа. Ведь не случайно именно сегодня фильммейкер решил напомнить средневековую легенду о смелом воине, который грабил богатых и помогал бедным. Таким образом, герой восстанавливал справедливость среди обычных людей, потерпавших от притеснений империи…

И «Хайтарма», и «Татарский триптих» — картины, которые в отличие от громких блокбастеров или фестивальных премьер, не будут собирать ни огромные кассы в кинотеатрах, ни претендовать на статус культовых. Однако они и не уйдут в прошлое под натиском новых премьер.

Обе эти ленты — носители культурной памяти. Своеобразное ДНК крымскотатарского народа. Их показы проходят бессистемно — как партизанская война. А эффект после их просмотра напоминает контузию от взрыва. И пока условные границы крымских татар защищены такими «кинематографическими минами» — культурной памяти этого южнорусского народа ничто не угрожает.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

шестнадцать − 14 =