Давайте жить дружно… в Чернобыле

І Бог зробив крок у порожнечу»

Несмотря на масштаб катастрофы на Чернобыльской АЭС, за 28 лет в Украине не было снято и десятка игровых фильмов, в которых бы рассказывалось о ней. Конечно, эта трагедия показывается во многих документальных фильмах, но они только диагностируют эту национальную травму. Однако именно игровое кино дает возможность переосмыслить ее и, соответственно, найти от нее лекарства.

Первые две игровые картины, в которых поднимается эта тема, имели успех на престижнейших кинофестивалях. «Распад» Михаила Беликова в 1990 г. был отмечен «Золотой медалью президента Сената» на Венецианском кинофесте. А «Год собаки» Семена Арановича в 1994 наградили «Серебряным медведем» Берлинале. С тех пор среди кинематографистов словно повелось, что показать в своем творении эту трагедию — все равно, что предъявить удостоверение чернобыльца и, минуя обязательную оплату проезда, бесплатно выехать на авторитетный кинофестиваль.

Каждый из существующих фильмов о Чернобыле открывал какую-то новую грань в этой трагедии. Медитативная аллегоричная короткометражка «Ядерные отходы» Мирослава Слабошпицкого. Хаотично-головокружительное «В субботу» Александра Миндадзе. Лживо-фатальная «Земля забвения» Михаль Боганим. Наивно-мелодраматичные «Аврора» Оксаны Байрак и «Мотыльки» Виталия Воробьева.

В этом году ряд этих лент пополнила картина Зазы Буадзе «И Бог шагнул в пустоту». Международная премьера фильма состоялась в марте на МКФ в Софии, после чего он был показан на Одесском кинофесте.

От предыдущих чернобыльских лент работа Буадзе отличается своим светлым настроением. Улыбкой, которая пересиливает отчаяние. Приветствием, преодолевающим ненависть. Музыкой, которая раскалывает молчание. И жизнью, что отрицает забвение.

Если бы в украинском широтах существовал Эдем — он бы выглядел именно так, как показано в первых сценах этого фильма. Ни апокалиптического пейзажа или намеков на ужасы, вызванные мутациями, здесь нет. А ведь именно на этом обычно и делается ставка в картинах о ЧАЭС.

Главные герои ленты живут в чистом мире, где, на первый взгляд, нет места хаосу, обреченности или отчаянию — всего того, с чем ассоциируется страх радиации — той невидимой силы, что парализует уже при одном лишь упоминании о ней. Ведь сама по себе она в природе не существует. И источник этой сокрушительной силы вовсе не в атомной электростанции, а в самом человеке…

В кульминационной сцене фильма звучит оратория Гайдна «Сотворение мира», которая, по словам продюсера Олега Щербины, была базовым элементом картины еще во время написания сценария. «Эта музыка стала атрибутом заброшенного Эдемского сада, где ненависть людей друг к другу разрушает все вокруг. Бог дал им все, а они так и не смогли это принять, сломали все, что им подготовил Бог», — рассказывает продюсер.

Идея снять этот фильм возникла у режиссера после того, как он сам увидел в Чернобыльской зоне двух стариков – мужчину и женщину, которые жили во вражде. Но, если оглянуться вокруг, уверен, похожих персонажей можно увидеть практически везде. Собственно, как и саму эту сокрушительную радиацию ненависти…

© Антон Филатов

Добавить комментарий