Алік Шпилюк: Стрічок, які не показуються на ОМКФ — в рази більше

Алік Шпилюк

С 11 по 19 июля столицей если не европейского, то хотя восточноевропейского кинематографа, станет Южная Пальмира. Одесский Международный Кинофестиваль (ОМКФ), который пройдет там уже в пятый раз, соберет почти сотню фильмов. Лучшие из них будут бороться за «Золотого Дюка», гран-при киносмотра.

Чтобы посмотреть все 12 фильмов, которые будут составлять основной конкурс нынешнего ОМКФ, его арт-директору Алику Шпилюку достаточно будет менее, чем двух дней. Ведь он смотрит по восемь лент в сутки. Ему пришлось объездить десятки кинофорумов и просидеть не одну ночь перед экраном, чтобы выбрать из тысяч представленных на ОМКФ лент такие, которые действительно достойны внимания. То, ради каких фильмов стоит ехать в Одессу, и каких, к сожалению, не хватает в программе кинофестиваля, мы обсудили с Аликом Шпилюком.

— В международном конкурсе ОМКФ представлены лучшие дебюты Каннского и Берлинского кинофестивалей, призеры кинофорума в Локарно и «Кинотавра», победители Берлинале и Трайбека. Создается впечатление, что вы сталкивают между собой фильмы из престижных кинофорумов…

— Такую цель мы перед собой не ставили. Когда мы выбирали фильмы, то выходили, прежде всего, из качества самих лент и выбирали из них те, которые нам нравились. Однако часто они получали призы на кинофестивалях. Иногда мы выбирали картины в конкурс еще до того, как они получали награды. Так, например, случилось с грузинской лентой Левана Когуашвили «Свидание вслепую», которую мы отобрали еще в октябре. А после этого она начала получать призы. Подобная история и с картиной Анны Меликян «Звезда», которую мы отобрали перед тем, как она была отмечена двумя призами на «Кинотавре».

— В прошлом году фильм «Географ глобус пропил» вы также отобрали до того, как он был показан на «Кинотавре». В результате фильм получил главный приз на этом кинофоруме. А потом ещё и две главные награды ОМКФ-2013.

— Да! Кроме того, во время отбора целый ряд фильмов мы находим не на фестивалях, а получаем их персонально от авторов. Например, так к нам попала американская лента Брайана Ризберга «Большие важные вещи», который будет показываться в основном конкурсе. Кстати это будет мировая премьера.

— В этом году ровно половина фильмов международного конкурса ОМКФ состоит из восточноевропейских лент. При этом в Каннах в последние годы фильмы из этого региона не пользуются вниманием. Например, в основном конкурсе Канн этого года был только один российский фильм Звягинцева, а в прошлом за «Золотую пальмовую ветвь» вообще не боролась ни одна восточноевропейская лента. По мнению, пожалуй, самого авторитетного российского киноведа Андрея Плахова, в последние годы восточноевропейскому кинематографу просто нечего предложить кинофоруму такого уровня, как Каннский.

— Мы не придавали особого внимания тому, чтобы в нашем конкурсе была представлена определенная кинематографическая карта мира. А подобное отношение к восточноевропейскому кино — это иногда просто прихоти самого Каннского кинофестиваля. Как по мне, то в прошлом Канны просто упустили ленту Павла Павликовского «Ида», которую мы будем показывать в программе «Фестиваль фестивалей».

Однако, безусловно, Плахов в чем-то прав. Кинематограф развивается волнами. Например, в 60-х польское кино было на подъеме, а в 80-х начался его спад. В конце 90-х появились новые румынские фильмы, которые стали настоящей сенсацией. Они заметны и по сей день, однако поражают уже не настолько, как раньше. Венгерское кино сегодня уже не столь сильное, как в эпоху Миклоша Янчо или Иштвана Сабо. Однако ленты из этой страны сегодня заметны. Подобный спад наблюдается и в итальянском кино, которое сегодня нельзя сравнить с тем, что было во времена Феллини и Висконти.

— Почему за награды нынешнего ОМКФ не борются одни из сильнейших отечественных лент последних лет «Племя» Мирослава Слабошпицкого и «Братья. Последняя исповедь »Виктории Трофименко?

— Хочу воспользоваться сентенцией моего коллеги Тьерри Фремо, программного директора Каннского кинофестиваля. Когда на презентации нынешней конкурсной программы Канн его спрашивали, почему в неё не вошёл тот или иной фильм — он ответил: «Знаете, давайте сосредоточимся на фильмах, которые мы показываем в программе, ведь лент, которых мы не показываем, конечно, в разы больше».

— Но украинских фильмов такого уровня очень мало…

— «Братья» показывались на нескольких кинофестивалях на Дальнем Востоке, а теперь фильм будет бороться за награды Московского кинофестиваля. В широкий прокат ленту планируют выпустить в ноябре. Поэтому, для поддержания проката дистрибьюторам гораздо выгоднее показать ее именно в конкурсе кинофестиваля «Молодость». Ведь после показа в июле в Одессе пройдет несколько месяцев, и зритель успеет его забыть.

— Ну, а прокат «Племени» запланирован на сентябрь этого года, то есть более чем за месяц до «Молодости»…

— Не показывать этот фильм также решили сами дистрибьюторы. Учитывая чрезвычайно высокий интерес к этой ленте, им выгодно удерживать его до начала проката осенью.

— Почему «Майдан» Сергея Лозницы не участвует в Национальном конкурсе?

— Мы считаем, что Лозница, как документалист находится уже на таком уровне, что ему просто не этично конкурировать вообще с кем-либо. И вообще ценность этого фильма выражается не тем, что он будет претендовать на приз, а в том, что его просто надо показывать. Именно поэтому и в Каннах он демонстрировался вне конкурса, а в рамках спецпоказа. Так же и на ОМКФ он будет показываться в специальной программе «Путь к свободе». В ней собраны фильмы из Румынии, Чехии, Египта, Швейцарии, в которых показывается, как различные нации шли к собственной свободе. Ну, а «Майдан» Лозницы в этой подборке будет, как жемчужина.

— Если посмотреть на географию фильмов, собранных в основном конкурсе ОМКФ, то там есть фильмы со всех континентов, кроме Африки…

— При отборе мы рассматривали африканские ленты. Однако среди них мы не встретили ни одной, которая бы нас поразила. Единственным возможным вариантом был бы показ фестивального хита Абдеррахмана Сиссако «Тимбукту». Но если бы мы включили этот фильм — это бы выглядело притянутым за уши. Мы до последнего хотели включить в программу и одну австралийскую ленту. И нам очень тяжело далось решение о том, чтобы отказаться от нее.

— По сколько фильмов вам приходилось ежедневно просматривать при отборе программы на ОМКФ?

— Ежедневно где по шесть-восемь фильмов. Это стандартная доза во время посещения фестивалей. Однако, к счастью, во время селекции попадались такие ленты, которые в определенных эпизодах можно было прокрутить. Я принципиально никогда не прерываю просмотр ленты на середине, когда уже кажется, что фильм больше ничем не удивит. А всегда смотрю до конца. Ведь бывает, что в самом финале происходит неожиданный поворот, который изменит все.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

1 × два =