Александр Шапиро: «Сейчас не лучшее время, чтобы возрождать традиции старого кино»

Олександр Шапіро

Прошёл прокат фильма «Апартаменты» снятого одним из наиболее самобытных отечественных режиссёров Александром Шапиро. После того, как ни один из дистрибьюторов не взялся за столь рискованный киноформат, фильммейкер решил самостоятельно проложить путь своей ленте на широкие экраны, став одним из первопроходцев на этом поприще.

Встретившись с режиссёром после просмотра «Апартаментов», мы расспросили его о том, почему современного человека символизирует заключённый тюрьмы-паноптикума, о том, как украинским кинематографистам стоит искать средства съёмки, о месте авторских фильмов в наших кинотеатрах, а также о его новом проекте, посвящённом хасидизму.

— Вы самостоятельно организовали прокат своего нового фильма «Апартаментов». Какие результаты?

— Результат уже хотя бы в том, что фильм был в прокате. В Киеве есть несколько залов, которые готовы брать подобные артхаусные фильмы. К сожалению, «Апартаменты» показывались только на четырёх экранах.

Независимое кино в Украине настолько потерпает, что складывается впечатление, будто оно вообще здесь никому не нужно. Организовывая прокат своего фильма, я ставил перед собой задачу сохранить право артхауса в Украине на хоть какую-то жизнь – сохранить микронишу для проката интеллектуального кино.

— Знаю, что вы готовите целый цикл фильмов «Апартаменты».

— Да, мы планируем раз в четыре месяца выпускать по одной картине этого сериала. Вторая часть уже практически готова, это будет чёрно-белый фильм-нуар. А третья лента будет снята в стиле порно реалити шоу – над ней я сейчас и работаю.

— В чём заключается концепция этого сериала?

— Главный герой каждого из этих фильмов – сами апартаменты, в которых происходят разнообразные события. Идея сериала перекликается с паноптизмом. Когда-то архитектор Бентам спроектировал тюрьму-паноптикум, в которой заключённые просматривались, где бы они ни находились. Это очень точно отображает состояние сегодняшнего общества – мы ведём себя тем или иным образом лишь потому, что понимаем, что за нами может кто-то наблюдать. Все три фильма в этом цикле сняты как бы скрытой камерой.

— Чувствуется некая перекличка с фильмом Михаеля Ханеке «Скрытое» (2004).

— Да, это одна из моих любимых лент.

— Первые сериалы в истории кино показывались именно так – люди регулярно холи в кинотеатр от серии к серии. Вы не ставили перед собой задачу возродить эту традицию?

— Сейчас, мне кажется, не лучшее время, чтобы возрождать традиции старого кино. Хотя локальная задача этого кинотеатрального сериала как раз и заключается в том, чтобы регулярно собирать любителей авторского кино за каким-то кинематографическим размышлением. Я хотел создать концептуальный проект, который бы собирал вокруг себя какое-то интеллектуальное пространство.

— Как вы себе представляете своего зрителя? Какие люди заполняют это интеллектуальное пространство?

— Это, прежде всего, культурные люди, которые никогда не отважатся на категорическое высказывание и не делают никаких однозначных выводов, которых, впрочем, и не существует в природе. Это зритель, который понимает задачу этого проекта, а не автоматически сравнивает его с тем, что обычно идёт в кинотеатрах – ведь нельзя ставить в один ряд фильмы, которые сняты, условно говоря, за $20 тыс. и за $20 млн.

— Почему вы часто приглашаете в свои фильмы людей из киевской богемы? Художник Александр Ройтбурд появляется в «Путеводителе» (2004), музыкант Мирослав Кувалдин – в «Бес Пор No» (2010), а группа 2Sunny – в «Апартаментах» (2012).

— Выбирая актёров для фильма, я отталкиваюсь от типажей, которые меня удивляют. Я всегда стараюсь передать на экране свои впечатления от того или иного человека. И при этом не пытаюсь достичь гротеска, который был в фильмах Феллини, а просто стремлюсь показать искривления каждой личности, при этом, не подчиняя её каким-то актёрским задачам.

— Сюжет «Апартаментов» практически полностью развивается в психоделических пространствах, ведь главный герой видит реальность, находясь под наркозом. Во время создания этой ленты вы сами использовали наркотические средства?

— Я уже давно не принимаю наркотики во время съёмок – наоборот, сейчас мне интересно максимально очистить своё сознание от любой дополнительной поверхности. Сейчас я пытаюсь приоткрывать необходимую для творчества иррациональную сторону сознания при помощи каких-то других упражнений. Я уже не верю в психоделический синтез, хотя некогда считал, что это возможная перспектива холотропного мира.

— В этом году вы начали работу над большим двенадцатисерийным проектом о хасидизме в Украине. Как обстоят дела с этим фильмом?

— На территории Украины хасидизм был целым материком чувств и самосознания, поэтому я чувствую необходимость восстановить его традиции. Для меня этот проект стал своего рода определяющим. Я не вижу никакого другого пути личного развития кроме как вникнуть в детали этой веры.

Я снял уже короткометражную работу «Нахман» – это своего рода зарисовка идей, которые будут развиты в двенадцатисерийном фильме. Но на то, чтобы продолжать съёмки, у меня пока нет ресурсов.

— Вы снимаете кино только за счёт частных инвесторов. Почему вы не участвуете в питчингах, которые организовывает Госкино? Ведь они в последние годы приобрели широкую популярность среди украинских режиссёров?

— Это выше моих сил [улыбаясь]. Лучше я направлю свои усилия на менее предсказуемые варианты поиска денег для нового фильма, нежели на какие-то питчинги. Мне нравится, когда есть какая-то интрига. К тому же для меня более понятна схема, когда несколько человек на простом языке обсуждают фильм, в результате чего появляются средства на его финансирование.

Мне не нужны большие бюджеты для своего кино – я стремлюсь к праведности и простоте. Меня больше ничего не интересует.

— Может ли сегодня в Украине кинорежиссёр жить только за счёт дохода от снятых фильмов?

— Думаю, да. Я так живу – меня больше ничего не кормит.

— Как вы можете охарактеризовать сегодняшнее положение дел в украинском кинематографе?

— Я не могу ничего сказать, так как стою особняком.

— Вы сняли уже более десяти фильмов, хотя у вас нет специального кинематографического образования. Насколько важно иметь за плечами школу?

— Режиссура – это исключительно практическая область. Ведь один день, проведённый на съёмочной площадке, даёт намного больше, чем один день в институте. Желание разобраться во всём самостоятельно намного важнее традиционного образования.

— Вы следите за внешним миром, за политикой, за тем, что происходит в обществе?

— Мой подход ко всему этому абсолютно философский. Я воспринимаю всё окружающее как какой-то калейдоскоп иллюзий. Не могу сказать, что мне это не интересно, но это просто не моё.

— Что вас впечатлило из фильмов, просмотренных за последнее время?

— Ничего круче «Фауста» Александра Сокурова я не видел.

Добавить комментарий