6 фильмов, повлиявших на жизнь и творчество Александра Шапиро

Александр Шапиро

Александр Шапиро – самый плодотворный и один из наиболее самобытных украинских режиссёров времён Независимости. Назвать список наиболее важных для себя фильмов ему было совсем нетрудно. Каждая из этих лент перманентно пребывает если не под рукой, то уж точно на поверхности его просветлённого сознания.

Если каждый собственный фильм Шапиро – это экзистенциальный скандал, то каждая названная в этом списке лента – настоящий взрыв. Вместе с тем Александр уточняет, что в список попали лишь те режиссёры, с которыми у него совпадают «некие метафизические потенциалы». Поэтому здесь нет, например, Михаэля Ханеке или Ларса фон Триера, фильмы которых хоть и очень нравятся режиссёру, но не подпадают под этот критерий.

«Бартон Финк» (1991) Итан и Джоэл Коэн

Это мой любимый фильм. В нём соединены предпосылки популярного кино и вместе с тем он пропитан мистицизмом. А я – заложник кино, наполненного метафизикой. «Бартон Финк» позволяет мне свободно циркулировать в рамках самоидентификации.

Я сам сценарист – поэтому хорошо понимаю сложности профессии, описанные в данном фильме. Именно поэтому я осознаю, насколько сложно совместить в одной картине коммерческое и метафизическое.

 

«Агирре, гнев божий» (1972) Вернер Херцог

Это кино дилетанта-Херцога. Кино действия. Недавно я перечитывал книгу «Кино» Жиля Делёза и обнаружил ссылку на этот фильм. Говорилось, что сама природа в этой ленте совпадает с героем. Макро- и микро-пафос здесь находится в абсолютном балансе.

«Агирре, гнев божий» снимался во время реальной экспедиции по Амазонке: группа была на грани гибели, а актёры – невменяемыми. И из всего этого невротизма склеился какой-то субстрат, который в моём понимании очень близок к истине: хорошее кино всегда должно быть непрофессиональным. Это мой принцип. И создаваться кино должно в мучении: с ссорами и склоками.

«Агирре, гнев божий» в силу своей неидеальности, заострённости напряжений и шероховатости создаёт какой-то немыслимый эффект, который даже объяснить трудно.

 

«Комплекс Баадер-Майнхоф» (2008) Ули Эдель

Лента переносит в 70-е годы, когда в Германии царил красный террор: резали буржуев, сжигали кинотеатры и склады… Эта борьба длилась 20 лет. В итоге она привела к полному разочарованию и поражению героев. Это студийное кино, которое добротно сделано. В нём очень хорошо передаётся некий кураж, который был абсолютно чужд для Германии той эпохи. Это была уже совершенно постмодернистская Европа. И тут вдруг находится группа интеллектуалов, которая начинает валить всех налево и направо. Эта тема сегодня, к сожалению, непопулярна. Террор нынче охаян. Но, например, в знаковом эссе Альбера Камю рассказывается, что через своеволие одиночек передаётся максимализация возможного.

 

«Алиса в городах» (1973) Вим Вендерс

Чистая метафизика. Это кино показывает левацкий рай журналистов, когда люди ещё путешествовали, рисковали жизнью, что-то писали и фотографировали. А вскоре после этого началась эпоха отчуждения искренности субъекта психологического анализа.

 

«Берлин, Александерплац» (1980) Райнер Вернер Фассбиндер

Мне вообще весь Фассбиндер очень нравится. Он просто невозможный! Но именно этот фильм, все эти 15 серий я выношу на титул, потому что все они просто немыслимы. В нём есть какая-то тягучая, пряная невозможность жутко фартового маргинала пробиваться в буржуазной среде. Уже сам тот факт, что Фассбиндер поднимал огромные бюджеты, будучи тем, кем он был – вызывает уважение. Учитывая весь его немыслимый шлейф патологий.

Также по форме мне очень нравятся «Горькие слёзы Петры Фон Кант» (1972). По герметизму, авторскому замыслу и изысканности это один из лучших фильмов.

 

«Фауст» (2011) Александр Сокуров

Мне нравится невозможность его киноязыка. Сокуров не рефлексирует на предмет режиссуры. В нём заложен, выражаясь словами Достоевского, какой-то странный материальный субстрат. У этого режиссёра есть некая сумма приёмов, которая не обладает никакой природой на размышление. Это исходит от него самого – от его физиологии. Я бы назвал его киноязык – «физиологическим кино». Атмосфера и физиологизм «Фауста» отсылает к праобразу кинематографа. Это то, что было как бы до всего сущего. Это как бы кинематограф-до-речи. Когда мир уже был создан, но существовал ещё на уровне некой галлюцинации.